Стихи детские про хорошо и плохо

Баня (Г. Лебедева)

Перестали птицы петь,
Спрятались в бурьяне:
По тропинке шел медведь
С узелочком в баню.

Ох, суров у Мишки глаз,
Ох, капризен норов:
Он идет, сшибая враз
Шляпки с мухоморов.

Муравейник увидал
Под берёзой старой,
Сходу лапой наподдал —
И его не стало.

Ну-ка, все с дороги брысь!
Я иду — посторонись!

Вот и баня под горой —
Дым клубами над трубой.

Кто-то топит баню,
Если дым клубами…

Дверь закрыта изнутри:
Рявкнул мишка:
— Отвори!
Нечего копаться,
Ну-ка, быстро, мелкота,
Разбегайся кто куда!
Я пришел купаться!

Мишке из-за двери
Отвечают звери:
— Перестань ломиться —
Все хотят помыться.

Говорит сердито ёж:
— Погуляй, потом придешь.
Трудно вымыться ежу,
Я намыленный сижу,
Тру мочалкой ножку,
Подожди немножко.

А зайчихи говорят:
— Надо вымыть всех зайчат.
Погодите!
Погодите!
Мы еще сидим в корыте!

Как затопает медведь —
Зашаталась баня.
Стал от злости он реветь,
Лапой барабаня:

— Ждать я больше не хочу!
Баню с места сворочу!

Он на дверь с наскоком
Нажимает боком.
Пробует и так и сяк,
Напирает на косяк.

Не осилить мишке
Крепкие задвижки:
Дверь у бани новая
Толстая, дубовая.
Только зря хлопочет —
Все над ним хохочут:

Ёжик выглянул в оконце
Строго веником грозя:
— Наказать тебя придется,
Так себя вести нельзя!
Только сунься, толстопятый,
Познакомишься со мной!
Поливай, его, ежата!
Из ведерка!
Из ушата!
И горячею водою
И водою ледяной!
— Уходи-ка ты добром,
Все равно не отопрём!

Что тут делать?
Мишка
Узелок под мышку,
Потоптался у дверей
И пошел домой скорей.

Всю дорогу он ворчал,
Головой большой качал,
Удивлялся,
Отчего
Так обидели его?

Барбос-шутник (Е. Кулышев)

Тёмной ночью пёс Барбос
Вдруг завыл, задравши нос:
— Ой, горю! Пожар! Беда!
Ой, бегите все сюда —
И домишко, и меня
Выручайте из огня!

Прибежали:
Гусь с ведром,
Кот с багром да с топором.
Утка, Селезень, Петух
С длинной лестницею…
Ух!!!

Видят:
Цел стоит домишко,
На крыльце Барбос…
— Врунишка! —
Крикнул Селезень. —
Кря-кря!
Значит, мы спешили зря?!
Пёс от смеха за живот:
— Зря, конечно! Цел я — вот!
Ха-ха-ха! Ой. нету сил! —
Я ж от скуки пошутил!
— Это что ещё за шутка? —
Возмутилась тотчас Утка.
— Га-га-га! — Промолвил Гусь. —
Я с тобою не дружусь!
— Мне, — сказал Петух, —
Ко-ко!
Бегать, знаешь, нелегко!
— Мяу! —
Зло промолвил Кот. —
Ты не надорви живот!

…Все ушли.
А пёс Барбос
Всё смеялся, сморщив нос
— Как примчались! Ха-ха-ха!
Значит, шутка неплоха!

Снова ночью пёс Барбос
Вдруг завыл,
Задравши нос:
— Ой, горю! Пожар! Беда!
Ой, бегите же сюда —
И домишко, и меня
Выручайте из огня!

Но никто не прибежал
На случившийся пожар…
Кот, Петух, и Гусь, и Утка
Просто думали,
Что шутка!

От огня шутник Барбос
Еле хвост и нос
Унёс!

Без названия (А. Барто)

В почетном карауле
Стояли комсомолки.
Вздохнули…
Приумолкли.

И лишь одна девчонка
С замысловатой стрижкой
Была спокойна слишком:

Конечно, жаль солдата,
Погибшего за нас,
Но он погиб когда-то,
А мы живем сейчас.

Как видно, ей казалось —
При чем же здесь она?!
Ее же не касалась
Далекая война…

Ей погрустить бы малость,
Погоревать бы малость,
Молчание храня
У Вечного огня.

Больше не буду… (В. Косовицкий)

Наказали!.. Но за что же?..
Слезы льются в три ручья!..
Вон за ту игрушку, может?..
(Взял, подумав, что ничья)?

Или я разбил посуду?..
Иль не слушался опять?..
Я кричу, что так не буду!!!
Но чего?.. Еще б понять!..

Я в углу у батареи,
Извинений ждет семья!..
Мам! Напомни поскорее…
ЧТО не буду больше я?!…

Большой карман (С. Маршак)

Мой знакомый мальчуган
Снят на этой карточке.
У него большой карман
Спереди на фартучке.

Все, что Ваня ни найдет,
Он в карман к себе кладет.

И растет, растет карман
С каждым днем у Вани.
Гайки, гвозди, старый кран
Брякают в кармане.

Мама Ваню водит в ясли.
Там к обеду Ване
Дали блин в топленом масле,
А другой в сметане.

Съел он первый, а другой
Унести хотел домой.

Блин сложил он пополам
И еще раз пополам,
Будто запечатал,
Поглядел по сторонам
И в карман упрятал.
Взять домой и молоко
Захотелось Ване,
Да его не так легко
Унести в кармане!

Молоко прошло насквозь,
Просочилось, пролилось.
Из кармана на пол
Белый дождь закапал.

Очень жалко, что карман —
Не кувшин и не стакан!

Всех детей гулять ведут.
Только Ваня не обут.
Потерялась после сна
Тапочка у Вани…
Оказалось, и она
Прячется в кармане.

До чего большой карман —
Не карман, а чемодан!

Чемодан битком набит.
Из него торчком торчит
Ломаная ложка,
Куколка-матрешка,

Лошадиная нога
С маленькой подковой
И колючие рога
Глиняной коровы.

Потерялся барабан,
Красный, полосатый.
И под стол и под диван
Лазили ребята.

Видит няня, что карман
Толще стал у Вани…
— Неужели барабан
У тебя в кармане?..

Оказалось, так и есть, —
Только он не мог пролезть.

Не поддался барабан, —
Затрещал по швам карман:
Был он не резиновый,
Был он парусиновый!..

Быть героем может каждый! (Э. Добжинецкая)

Для тебя простая жвачка,
А для птицы — клей «Момент».
Непосильная задачка —
Им пробиться сквозь «цемент».

Пожалей несчастных пташек,
Может быть, их ждут птенцы,
Будь героем, птичек спасшим,
Жвачку в мусорник неси!

Бяка-забияка (Т. Шатских)

В нашем доме тихом,
Не знакомом с лихом,
Завелась, однако,
Бяка-забияка!

Кто в кладовку лазал,
Краской пол измазал,
В клей добавил лака?
Бяка-забияка!

Кто нам корчит рожи,
Без хвоста, но всё же
Скачет, как макака?–
Бяка-забияка!

Кто пугает громко
Бедного котёнка,
Лает, как собака?
Бяка-забияка!

Кто домой не хочет,
В лужах ноги мочит?
Страшная гуляка
Бяка-забияка!

Но учти, однако,
Бяка-забияка,
Мамочки и папочки
Кукол дарят лапочке!

Получить у бяки их –
Шансов нету никаких!

Велосипед (Г. Голова)

Велосипед купили Димке.
Красивый, новенький, блестящий.
Такой я видел на картинке.
Но только этот — настоящий.

Я рад за Димку, он мой друг,
И дружбы крепче нет.
Он предложил мне сделать круг,
И дал велосипед.

В колесах ветер зашумел,
Фонтаны брызг от лужи.
Я круг проехать не успел,
Как слышу: — Неуклюжий!

Мне Димкин голос вслед кричал:
— Ты слышишь или нет?
Зачем по луже проезжал?
Верни велосипед!!!

Мы в садик вместе с ним ходили,
Дружили много лет.
Пока вдруг Димке не купили
Ве-ло-си-пед!

Взрослый (В. Шебзухов)

«Мой мальчик! Тебе эту песню дарю.
Рассчитывай силы свои.
И, если сказать не умеешь «хрю-хрю», —
Визжи, не стесняясь: «И-и!»
С. Я. Маршак.»Поросята»

Спешишь скорее взрослым стать?
Мой мальчик, что тебе сказать?
Решил, пора бы перестать
Уж слушать маму вовсе?

Но истина всё ж не нова.
Едва произнесёшь слова:
«Да, мама, ты была права!»
Тогда… и станешь взрослым!

Возвращательный закон (Е. Раннева)

Я придумал закон возвращения:
Если просишь у мамы прощения,
То она тебя сразу прощает
И улыбку свою возвращает.

Вот вырасту скорей… (Е. Жданова)

Вот вырасту скорей
И стану я, как папа,
Плохих сажать детей
Одних на крышу шкафа.
И разных злобных тёть
Туда закину тоже,
И без меня никто
Оттуда слезть не сможет.
Я буду их стыдить,
За что – всегда найдётся!
Заставлю руки мыть,
Пока не ототрётся.
Прививками пугать,
Писать им замечанья,
Обидно обвинять
В несделанном задании.
Учителей тупых
Поставлю в темный угол.
Потом простив,- я их
Грузить отправлю уголь.
Злым нянькам и врачам
С особенным цинизмом,
Как подлым палачам,
Велю поставить клизмы.
И пусть сидят себе,
Пока не поумнееют
И не поймут: детей
Никто лупить не смеет!

Врать или не врать — вот в чём вопрос (С. Олексяк)

Между нами говоря,
Может быть и даже зря
Я касаюсь этой темы,
Но извечная проблема —
Значит, врать, или не врать!
Тут уж нужно выбирать.
Невозможно, не измучив,
Дать ответ на каждый случай —
Мы всего на двух из них
Остановим этот стих.

Если как-то на допросе
Враг тебя злорадно спросит,
Мол, расскажешь, или нет
Самый главный рассекрет
Про страну свою родную —
Смело ври напропалую!
Перед этим не забудь
Пальцы крестиком загнуть,
А затем, как бы случайно,
Ты открой такую тайну,
Чтобы лютый жадный враг
От твоих серьёзных врак
Облизнулся, расхрабрился
И… слюною подавился.
Вред врагу ты нанесёшь
И страну свою спасёшь!

Иль такой знакомый случай:
Толстый, словно дуб могучий,
На тебя бредёт мужик
Развальяжно напрямик!

Ты внутри себя хохочешь
И уже промолвить хочешь…
Чу! Прошу тебя понять —
Дядю толстым называть
Можешь, но, как можно, тише,
Чтобы дядя не услышал!
Вслух же лучше и соврать!
Например, вот так сказать:
«Здравствуй, самый стройный дядя!
Мне, на вас сегодня глядя,
Захотелось похудеть!»
Да, в глаза ему глядеть
Не пытайся, ведь иначе,
Завершится неудачей
Твой обман, и, ясно всем,
Он обидится совсем
И подумает, при этом,
Мальчик, видимо, «с приветом»!

Так что надо вам сказать,
Иногда полезно врать.
Остальное надо крикнуть:
Но не вздумайте привыкнуть!
Ибо мненье таково:
В целом свете ничего
Нет дурней дурной привычки!

Вот на этой-то страничке
И закончим разбирать —
Врать нам, или же не врать!

Врунишка (Е. Стеквашова)

Было раз — разбил я чашку,
Все свалил на брата Сашку.
Только мама как-то сразу
Не поверила рассказу.
Мне досталось не за чашку —
За обиженного Сашку.

Всё как обычно по утрам (Т. Коваль)

Мне по утрам не до зарядки,
Со мной играют вещи в прятки!
Ищу я их и тут и там,
Всё как обычно по утрам!

На стуле нет!
Под стулом нет!
Я даже заглянул в буфет,
А вдруг, страдая от тоски,
Среди конфет лежат носки!
Перевернул я дом вверх дном,
Нашлись вдруг брюки под столом.
Один носок нашёл в кармане,
Второй — на батарее в ванне.

Рубашку час не мог найти!
Всё, в школу можно не идти!
В шкаф с удивлением смотрю.
«Спасибо!…» — маме говорю.

Сержусь! А разве я не прав?!
Просил — не прячьте вещи в шкаф!

Жди, школа, не теряй надежду!
Уже нашел я всю одежду.
Собрать портфель, и все в порядке.
Иду искать: — Ау, тетрадки!

Гадская школа (Ш. Силверстайн)

Так, вы про гадскую школу читали?
Там вас манерам научат едва ли.
Туда принимают одних дураков,
Грязнуль, шалопаев, баловников.

В школе хорошей ты должен быть лучшим,
Здесь мало плохим быть, стать надо худшим.
Гадчайшим, нахальнейшим, наинаглейшим,
Не просто гнилым. А наигнилейшим.

А что? Прогуляться туда — по приколу.
Вперед! На экскурсию в гнусную школу.
Не надо спешить. Мы должны опоздать,
Стань рваным и грязным. Не передать:

Рубашка вся в липких разводах и пятнах,
Сгущенка лоснится на лацканах мятых.
Ботинки промокли, развязан шнурок,
Таким ты обязан предстать на урок.

Ты должен не слушать, с друзьями болтать,
Дрыгаться, ёрзать, жвачку жевать.
Потом прилепи её к стулу приятеля.
Списывать надо всегда, обязательно.

А книг не читай, ничего не учи,
Домашку не делая — пять получи.

Вместо того чтоб учить создавать,
Учитель научит, как вещи ломать.

Как вазу разгрохать в хрустальные брызги,
Как метко пулять в пешеходов огрызки,
Как вырывать страницы из маминой книги,
Как драться, кривляться, показывать фиги.

Как эффективней кричать и плеваться,
Как выплеснуть воду, решив искупаться,
Как наследить по сырому цементу,
Как соусом жирным залить документы,
Как подменить папе виски на колу,
Как тормозить двери лифта рукою,
Как свои зубы убить леденцами,
Как из уборной вызвать цунами,

Как подавить самокатом тюльпаны,
Как падать с яблонь, резвиться в фонтане,
Как свой костюм разодрать в лоскуты,
Как превратить занавески в бинты,

Как ускакать от пружинищ матраса,
Как напрудонить вокруг унитаза,
Как зафутболить мячом по витринам,
Как дать свободу перьям перинным,

Как скормить ржавчине велосипеды,
Как на костре опалить себе кеды.
Скверная школа научит всему,
Хочешь попробовать, парень? Ну-ну.

Где Сашенька? (Е. Раннева)

Саша-Сашенька – неряшка!
На столе твоя рубашка.
Под кроватью — сапожок,
А на стуле – пирожок.
Шарф в гостиной, на диване,
Книжка новенькая — в ванне,
Медвежонок – на полу…
Где же Сашенька?
В углу!

Голос (Ш. Силверстайн)

Есть голос, он звучит в груди
День долгий напролет:
— Здесь аккуратнее, гляди,
А там — наоборот.
Никто верней не даст совет,
Ни школа, ни родня,
Что мне подходит, а что нет —
Что лучше для меня.

Горькая шутка (А. Барто)

Говорят, что на планете
Есть какой-то антимир,
И философ Кантемир
Обсуждал проблемы эти.

Мысли он вынашивал,
Но неясно до поры,
Есть ли где-нибудь миры,
Кроме нашего?

У меня свои сужденья —
Размышляла целый день я
И решила, что на свете
Появились антидети.

Просит бабушка у внука:
— Помоги открыть сундук,
Помоги!
— А ты безрука? —
Отвечает антивнук.

Курят антипионеры,
Топчут клумбы во дворах,
Обещают: — Примем меры! —
И дерутся в пух и прах.

Я боюсь, что антидети,
Появившись на планете,
Все сады и все дворы
Превратят в антимиры.

Антимир? Кому он нужен?
К счастью, он не обнаружен,
Людям нужен светлый мир,
Так считал и Кантемир.

Грязная Оля (И. Карнацкий)

Босиком идёт по лужам
Неумытая девчушка:
Платье на ней порвано,
Волосы растрёпаны,
Грязь на шее и на пятках,
Руки — будто бы в перчатках,
И неясно, где черней —
В лужах грязь или на ней?

Все прохожие дивятся
И девчушку сторонятся:
Что за диво, что такое?
Это, это просто Оля
Утром, как обычно, встала,
Волосы не причесала,
Не умылась Оля мылом,
Зубы вычистить забыла,
Не заправила кровать
И отправилась гулять.

Вот идёт, а из-под пят
Брызги чёрные летят
На колени, руки, щёки,
На лице её — потёки.

И несётся вслед девчонке:
«Не ребёнок — поросёнок!
Скоро вырастут копытца,
Если ты не будешь мыться,
Шла бы ты домой, пусть мама
Всю тебя отмоет в ванной!»

Но не любит Оля мыться,
Мыла, как огня, боится,
А, услышав слово «ванна»,
Тут же прячется в чулане
Или лезет под кровать.
И никто давно не хочет
С этой Олей, с этой дочкой
Непослушной воевать.

Так и ходит Оля грязной,
Непричёсанной, чумазой.

Давайте хорошему вместе учиться (В. Степанов)

Сказали бельчата,
Тигрята и мишки,
Послушные дети
И шалунишки:
«Давайте хорошему
Вместе учиться,
Плохими ребятами
Быть не годится!»

Встали дети на рассвете,
Помогают маме дети.
Помогают Белке-маме
Запастись к зиме грибами.

Села Мышка у окна,
Учит азбуку она.
Мышка книжку не грызёт,
Хорошо себя ведёт.

Серый Ослик — длинный хвостик —
Для Коровы сделал мостик:
Пусть Корова не боится
В речку с мостика свалиться.

Сам малыш читать учился,
Повторяя по слогам:
«Всё, Бель-чо-нок, де-лай сам!»

В ожидании трамвая
Встала очередь живая:
Первым — Пони,
Дальше — Свинка,
Свинка с розовой корзинкой.
Мишка
С книжкой,
Кот с гармошкой
И Наседка
С поварёшкой…

Кто же первым
Был в вагоне?
Пони? Нет, друзья,
Не Пони.
Он последним
Сел в вагон,
Потому что
Вежлив он.

Даровитые особы (А. Барто)

Мне один вопрос неясен:
Почему в девятом классе,
В нашем классе, среди нас
Есть еще особый класс?

Кто же входит в класс особый?
Даровитые особы.

Можно быть глупцом и трусом,
Важен только внешний вид:
Если ты одет со вкусом,
Значит, ты и даровит.

Сколько разных дарований:
Туфли рваные у Вани,
Современный модный вид,
Этот парень даровит.

На Тамаре столько бус,
На груди тяжелый груз,
Но уверена Тамара —
У нее богатый вкус.

Показалось мне, что Света
Вызывающе одета,
А девчонка возражает:
Платье личность выражает…
Все понятно: личность эта
Хочет быть полуодета.

В нашем классе есть у нас
Даровитый этот класс.

Два братца (Э. Островская)

У нас бывают во дворе
Два мальчика,
Два братца.
За ними нашей детворе
В футболе не угнаться.
Легло ли бегать каждый день,
Порою против ветра,
Да так,
Что собственная тень,
Отстанет на полметра!

Но вот во двор заходит дед,
Позвать внучат к обеду.
— Здесь вашим внукам равных нет! —
Заметил кто-то деду.
Дед неохотно молвил:
— Да…
Потом добавил строже:
— Я обгоняю их всегда,
Когда звонят в прихожей,
Когда бывает нужен хлеб
Или не хватит соли,
Хоть я и стар,
И полуслеп,
И… не мастак в футболе.

«Два» за поведение (Н. Рубцова)

Солнце в небе — апельсин,
Яркий и весёлый!
По знакомому пути
Я шагаю в школу.
Вот Илюха, мой дружок,
Впереди шагает,
Ест какой то пирожок,
Камушки пинает.
Настроение хоть куда!
Я иду счастливый.
Тень рисует, как всегда,
Профиль мой красивый!

Вот из школы я иду.
Где же настроение?
В дневнике домой несу
«Два» за поведение.
Очень нехороший день,
Пасмурный и хмурый.
Не рисует больше тень
Профиль мой понурый.
И Илюха мне не друг:
Дружит он нечестно.
Грустным стало всё вокруг
И неинтересным.

Два сына (Т. Петухова)

Сегодня у Ванюшки
От пяток до макушки
Черные грязнушки!
И даже завитушки
Черными торчат!
Грязный, очень грязный
Пришел с прогулки брат.
Мама огорчается.
Она не улыбается.
Иван в одно мгновенье
Испортил настроенье.
Придется ей опять
Целый день стирать!

Сегодня у Андрюшки
От пяток до макушки
Повсюду зеленушки!
И даже завитушки
Зелеными торчат.
Зеленый-презеленый
Сегодня младший брат!
А мама не ругается —
Мама улыбается!
Погладила Андрейку.
Покрасил он скамейку
И даже весь балкон
Сумел покрасить он,
Всем на удивленье
Маме в день рожденья!

Дед и внук (А. Шибаев)

На свете жили: старый дед
И внук
Семи примерно лет.

… Его лишь стоило позвать,—
Он помогал стелить кровать,
Надеть калоши помогал,
Воды напиться подавал.

— Кто? Деду — внук?
— Да нет же, нет:
Не деду внук, а внуку дед!

…Порой сердился — и тогда
Кричал: «Поди скорей сюда!»
И делал выговор за то,
Что не почищено пальто.

— Кто? Внуку — дед?
— Не путай, друг:
Не внуку дед, а деду внук!..

До свиданья, тишина! (Э. Островская)

Вадик сядет заниматься —
Каждый должен разуваться.

— Поднимайте выше ноги,
Не заденьте половик! —
Шепчут каждому в тревоге.
— Он к тиши у нас привык!

Но последняя задача
Наконец-то решена.
Дед вздыхает, чуть не плача:
— До свиданья, тишина!

Запоёт, засвищет внук,
Или прыгать станет вдруг,
Или с топотом гоняться
За четвёркою котят…

Сам он кончил заниматься
А другие — как хотят.

Доброе сердце (М. Садовский)

Я как-то в дом принёс щенка,
Бездомного бродягу,
Чтоб подкормить его слегка,
Голодного беднягу.

— Ну, что ж сказала мама, — пусть
он поживёт немножко,
в глазах его такая грусть!
Найдётся супа ложка…

Я во дворе нашёл потом
Котёнка чуть живого,
Его принёс я тоже в дом,
Сказала мама снова:

— Ну, что ж, — она сказала, — пусть
он поживёт немножко,
в глазах его такая грусть!
Найдётся каши ложка…

Я под гнездом нашёл птенца,
Над ним вороны вились,
Я спрятал в шапку сорванца,
Мы с ним домой явились.

— Ну, что ж, — сказала мама, — пусть
он поживёт немножко,
в глазах его такая грусть!
Найдётся хлеба крошка…

Однажды я принёс ежа,
Ужа и черепаху,
И Заяц в нашу дверь вбежал,
Наверное, со страху.

Сказала мама: — Пусть живут
в квартире так чудесно,
а если потесниться,
тут
и нам найдётся место!

Драчун (Е. Стеквашова)

Ох, никто со мной не дружит,
Никому-то я не нужен,
Что-то в толк я не возьму —
Отчего и почему.

Что ж тут непонятно, милый?
Споры ты решаешь силой.
От такого драчуна
Даже помощь не нужна.

Друзья (Е. Стеквашова)

Как начну конфеты есть,
У меня друзей не счесть.
Как закончились конфеты
И друзей впомине нету.
За конфету каждый друг,
Так и рвет ее из рук.
Ну зачем мне дружба эта?
Я и сам люблю конфеты.

Две подружки (Е. Раннева)

Я по комнате хожу
И порядок навожу:
В кухне вымыла посуду,
Вытираю пыль повсюду.

Широко раскрыв глазёнки,
Рядом лень сидит в сторонке,
Ждёт, когда я приберусь,
С ней, как прежде, помирюсь.

Сядем мы тогда вдвоём
И конфеты пожуём,
Кинем на пол кукол, тряпки,
Разбросаем все тетрадки.
Всё вокруг перевернём!
И поссоримся потом.

Дом для гнома (Г. Голова)

В песочнице, у дома
Встречаются подружки.
С косичкой – это Тома,
Маринка — сплошь веснушки.

Марина строит домик
Трехлетнему Илюшке,
И будет жить там гномик
и печь детишкам плюшки.

— Зачем тебе Илюшка?
Давай построим зАмок, —
Ворчит ее подружка,-
Пусть он играет с мамой!

— Мы строим дом для гнома!
А на ухо подружке –
Болеет мама, дома
У мальчика Илюшки.

У Томы есть машинка,
Она песок привозит.
В ведерочке Маринка
С водой его разводит.

А маленький Илюшка
На крошечной печи
Печет для гнома плюшки,
С песочком куличи.

Уже в окно к Илюшке
Заглядывает месяц.
И спят его подружки,
Во сне песочек месят.

А в темноте, у печки,
Сидит, мечтает гномик.
И освещает свечка
Его прекрасный домик.

Добрый Петя (А. Мецгер)

Мальчик Петя шёл домой, нёс в руке игрушку.
Рядом с рынком повстречал с палочкой старушку.
И старушка говорит: «Мальчик, ты хороший?
Помоги мне донести небольшую ношу.
Здесь совсем недалеко – только три квартала.
Я сама бы донесла, да уже устала.
Мальчик Петя говорит бабушке усталой:
— Я вам вещи донесу хоть за сто кварталов.
Три квартала Петя нёс полмешка картошки,
Узел, сумку и кулёк, да ещё лукошко.
На прощанье: — Молодец! — молвила старушка,
Подарила леденец и четыре сушки.
Мальчик Петя брёл домой, потный и усталый.
Всех старушек обходил он за три квартала.

Драчун Антоша (Н. Зинцова)

Во дворе драчун Антоша
Всем ребятам корчит рожи!
Всех до слёз довёл Антоша!
Разве мальчик он хороший?!

Дядя-курильщик (К. Авдеенко)

Как за столиком в буфете
Дядя курит — дым столбом!
Выбрось, дядя, сигарету —
Задымилось всё кругом!

Ну зачем ты, дядя, куришь?
И не слушаешь врача;
Почернел ты, будто буря,
Как на юге саранча!

Всех ты ядом травишь, дядя,
И себя не бережёшь;
Всё дымишь, на стену глядя!
Всё внутри себе сожжёшь.

Лучше, дядя, бы детишек
Ты бездомных накормил!
Сколько денежек, рублишек
Ты напрасно прокурил?

Я усвоил, дядя, прочно —
Нужно нам себя беречь!
И одно я знаю точно —
Сигареты брошу в печь!

© Copyright: Кирилл Авдеенко, 2008
Художник-иллюcтратор: Елена Новик

Его любовь (А. Барто)

Он мамой так гордится:
Он рядом с ней садится,
Приятно с мамой сесть!
У мамы орден есть.

Он маму
Очень любит,
Особенно
При людях.

— Смотрите,— шутят гости,—
Смотрите, мамин хвостик
Сюда примчался вновь!

Когда
Уходят гости,
Уходит
И любовь.

Ежели вы вежливы (С. Маршак)

Ежели вы
Вежливы
И к совести
Не глухи,
Вы место
Без протеста
Уступите
Старухе.

Ежели вы
Вежливы
В душе, а не для виду,
В троллейбус
Вы поможете
Взобраться
Инвалиду.

И ежели вы
Вежливы,
То, сидя на уроке,
Не будете
С товарищем
Трещать, как две сороки.

И ежели вы
Вежливы,
Поможете
Вы маме
И помощь ей предложите
Без просьбы —
То есть сами.

И ежели вы
Вежливы,
То в разговоре с тетей,
И с дедушкой,
И с бабушкой
Вы их не перебьете.

И ежели вы
Вежливы,
То вам, товарищ, надо
Всегда без опоздания
Ходить на сбор отряда,

Не тратить же
Товарищам,
Явившимся заранее,
Минуты на собрание,
Часы на ожидание!

И ежели вы вежливы,
То вы в библиотеке
Некрасова и Гоголя
Возьмете не навеки.

И ежели вы
Вежливы,
Вы книжечку вернете
В опрятном, не измазанном
И целом переплете.

И ежели вы
Вежливы, —
Тому, кто послабее,
Вы будете защитником,
Пред сильным не робея.

Знал одного ребенка я.
Гулял он с важной нянею.
Она давала тонкое
Ребенку
Воспитание.

Был вежлив
Этот мальчик
И, право, очень мил:
Отняв у младших
Мячик,
Он их благодарил,
«Спасибо!» — говорил.

Нет, ежели вы
Вежливы,
То вы благодарите,
Но мячика
У мальчика
Без спросу
Не берите!

Если бьют… (А. Барто)

У мальчишки после драки
Отличительные знаки,
Но не прячет он царапин,
Нет, наоборот,
Он, услышав голос папин,
Говорит: — Ну вот,
Все в порядке! Я им выдал!
Я им дал слегка! —
И отец с довольным видом
Смотрит на сынка.

Чудеса! Подрался малый,
Но молчит родня,
Не твердит, волнуясь, мама:
— Ты срамишь меня! —

Смотрит нежно на ребенка,
Не клянет судьбу,
Только ищет: — Где зеленка,
Смажь синяк на лбу.

До сегодняшнего дня
Огорчалась вся родня:
— Ну и мальчик, размазня! —
Не умел давать он сдачи,
Был труслив, сказать иначе.
Васюка толкали в классе
Девочки и те.
Наконец решился Вася
Быть на высоте.

И сегодня на бульваре
Дрался он как лев,
Двух обидчиков ударил,
Сразу осмелев.

— Молодец! — одобрил папа.—
Вот теперь ты не растяпа.
И запомни впредь:
Затевать позорно драку.
Если бьют тебя, однако,
Если бьют — ответь.

Сын садится рядом с папой,
Радостный, за стол.
Даже кошка тянет лапу:
Поздравляю, мол.

Есть такие Иры (М. Серова)

Нам Ира делала доклад
Как посадить фруктовый сад,
Как лучше сеять семена,
Когда настанет вновь весна,
И на какую глубину
Копать должны и почему,
Какие грабли выбирать,
Сухие ветви как срезать…

Весной работал дружно класс,
Но Иры не было средь нас.
Мы звали: «Ира! Приходи!
В саду берёзку посади!»
Она взглянула только раз:
«Работа грязная у вас,
Землей мараться не хочу,
Я лишь теорию учу».

Есть такие мальчики (А. Барто)

Мы на мальчика глядим —
Он какой-то нелюдим!
Хмурится он, куксится,
Будто выпил уксуса.

В сад выходит Вовочка,
Хмурый, словно заспанный.
— Не хочу здороваться,—
Прячет руку за спину.

Мы на лавочке сидим,
Сел в сторонку нелюдим,
Не берет он мячика,
Он вот-вот расплачется.

Думали мы, думали,
Думали, придумали:
Будем мы, как Вовочка,
Хмурыми, угрюмыми.

Вышли мы на улицу —
Тоже стали хмуриться.

Даже маленькая Люба —
Ей всего-то года два —
Тоже выпятила губы
И надулась, как сова.

— Погляди! — кричим мы Вове.—
Хорошо мы хмурим брови?

Он взглянул на наши лица,
Собирался рассердиться,
Вдруг как расхохочется.
Он не хочет, а хохочет
Звонче колокольчика.

Замахал на нас рукой:
— Неужели я такой?

— Ты такой! — кричим мы Вове
Все сильнее хмурим брови.
Он пощады запросил:
— Ой, смеяться нету сил!

Он теперь неузнаваем.
С ним на лавочке сидим,
И его мы называем:
Вова — бывший нелюдим.

Он нахмуриться захочет,
Вспомнит нас и захохочет.

Жадина (Н. Зинцова)

Я вчера не жадный был,
И с друзьями всё делил.
А сегодня передумал,
Жадным быть теперь решил!
Почему решил стать жадным?
Я скажу вам, почему:
Ведь печенье и конфетки
Лучше кушать одному!

Жадинка (Е. Стеквашова)

— Что за шорох? Неужели
Мыши завелись в чулане?
— Нет не мыши. Там тайком
Ест печенье наша Таня.
Наша Танечка боится,
Что придется поделиться.

Жарко (А. Барто)

У солнышка есть правило:
Оно лучи расправило,
Раскинуло с утра —
И на земле жара.

Оно по небу синему
Раскинуло лучи —
Жара такая сильная,
Хоть караул кричи!

Изнемогают жители
В Загорске-городке.
Они всю воду выпили
В киоске и в ларьке.

Мальчишки стали неграми,
Хоть в Африке и не были.

Жарко, жарко, нету сил!
Хоть бы дождь поморосил.

Жарко утром, жарко днем,
Влезть бы в речку, в водоем,
Влезть бы в речку, в озерцо,
Вымыть дождиком лицо.

Кто-то стонет: — Ой, умру!..—
Трудно в сильную жару,
Например, толстухам:
Стали падать духом.

А девчонка лет пяти
Не смогла пешком идти —
На отце повисла,
Будто коромысло.

Жарко, жарко, нету сил!
Хоть бы дождь поморосил.

Вовка вызвал бы грозу —
Не сговоришься с тучей.
Она — на небе, он — внизу.
Но он на всякий случай
Кричит: — Ну где же ты, гроза?
Гремишь, когда не надо! —
И долго ждет, подняв глаза,
Он у калитки сада.

Жарко, жарко, нету сил!..
Пить прохожий попросил:
— Вовка — добрая душа,
Дай напиться из ковша!

Вовка — добрая душа
Носит воду не дыша,
Тут нельзя идти вприпрыжку —
Расплескаешь полковша.

— Вовка,— просят две подружки,—
Принеси и нам по кружке!
— Я плесну вам из ведра,
Подставляйте горсти…

…Тридцать градусов с утра
В городе Загорске,
И все выше, выше ртуть…
Надо сделать что-нибудь,
Что-то сделать надо,
Чтоб пришла прохлада,
Чтоб не вешали носы
Люди в жаркие часы.

Вовка — добрая душа
Трудится в сарае,
Что-то клеит не спеша,
Мастерит, стараясь.
Вовка — добрая душа
Да еще три малыша.

Паренькам не до игры:
Предлагает каждый,
Как избавить от жары
Разомлевших граждан.

В городе Загорске
Горки да пригорки,
Что ни улица — гора.
Шла старушка в гору,
Причитала: — Ох, жара!
Помереть бы впору.

Вдруг на горке, на откосе,
Ей подарок преподносит,
Подает бумажный веер
Вовка — парень лет пяти.
Мол, шагайте поживее,
Легче с веером идти.
Обмахнетесь по пути.

Вовка — добрая душа
Да еще три малыша,
Да еще мальчишек восемь
Распевают на откосе:
— Получайте, граждане,
Веера бумажные,
Получайте веера,
Чтоб не мучила жара.
Раздаем бесплатно,
Не берем обратно.

На скамью старушка села,
Обмахнулась веером,
Говорит: — Другое дело —
Ветерком повеяло.—
Обмахнулся веером
Гражданин с бородкой,
Зашагал уверенной,
Деловой походкой.

И пошло конвейером:
Каждый машет веером.
Веера колышутся —
Людям легче дышится.

Жили-были (Н. Рубцова)

Жили были три совёнка
На лесной опушке.
Лупоглазые мальчишки —
Ушки на макушке.

Мама с папой на охоту
Ночью улетали,
А детишек на хозяйстве
Дома оставляли.

Мама строго говорила,
Стоя на пороге:
“Не деритесь, приберитесь,
Сделайте уроки”.

Трое маленьких совят
Головой кивали,
И родителям в окошко
Крыльями махали.

Мама с папой за порог —
Что тут начиналось!
На уроки времени
Совсем не оставалось!

Непослушные мальчишки
Разбросают всюду книжки,
Прибираться не хотят,
В драке пёрышки летят…

Вот и скоро уж рассвет,
А в дупле порядка нет.
Мама с папой прилетят
И накажут трех совят.

Возможно и отшлёпают,
По углам расставят
И уроки всё равно
Сделать их заставят

Успокоились совята,
Призадумались ребята,
Все втроем вздохнули дружно:
“Помогать конечно нужно!”

Мама с папой прилетели…
Тихо. Не видать совят.
Дети сделали уроки
И в кроватках мирно спят.

Дом сияет чистотой,
Все на полках книжки.
У мамы с папой выросли
Послушные сынишки!

«За» и «против» (А. Барто)

Спешит он высказаться «за»,
Когда глядит тебе в глаза,
Но почему-то за глаза
Всегда он «против», а не «за».

Забияка (Т. Коваль)

Серега — забияка,
Кричит, чуть что не так:
«Арсений, шишку на-ка,
Денис, держи синяк».

Он слов не тратит даром,
А сразу лезет в бой.
Он знает, что ударом
Решит вопрос любой.

Он поменял на шишки
Машинку, пистолет.
У драчуна мальчишки
Всё есть, лишь друга нет.

Забыл… (А. Шибаев)

— Федя, сбегай к тёте Оле,
Попроси немного соли.
— Соли?
— Соли.
— Я сейчас…
Ох, и долог Федин час!..
— Ну, явился наконец!
Где ты бродишь, сорванец?
— Встретил Мишку и Серёжку…
— Что ж потом?
— Искали кошку.
— А потом?
— Потом — нашли.
— А потом?
— На пруд пошли.
— А потом?
— Поймали щуку.
Еле вытянули, злюку!
— Щуку?
— Щуку.
— Но, позволь,
Где же соль?
— Какая соль?

Зависть (Г. Голова)

Мы с детского сада с соседской девчонкой,
Смеемся и плачем, все вместе с Алёнкой.
И в школе мы вместе, и в классе одном.
Вообще-то мы мирно с подружкой живем.

Но если мне мама вдруг купит обнову,
Алёнка поссориться сразу готова.
Я в платье приду или в новых кроссовках,
Ко мне не подходит и смотрит сурово.

Ну, чем я подружку свою обижаю?
Я грустно брожу, по Алёнке скучаю.
И так каждый раз. Не могу я понять…
А может кроссовки быстрей замарать?

Замарашка (Г. Голова)

Кукла Маша стала грязной,
Платье рвано в трех местах.
Брови стерлись, обувь разной
Оказалась на ногах.

— Не хочу играть я с Машей,
Говорит хозяйка Даша.
Лет хозяйке – ровно пять.
— Не хочу с грязнулей спать!

«Спи!» — вздохнула тихо мама,
Прикрывая в спальню дверь.
Даша вслед кричит упрямо:
— Машку выброшу за дверь!

С новой куклой наша Даша
Ходит в сад, ложится спать.
А о грязной своей Маше
И не хочет вспоминать.

Вот однажды, ближе к лету,
Позвала соседка Света
Дашу в гости — поиграть,
Дом для кукол собирать.

Света старше. Скоро осень,
Будет Свете ровно восемь.
— Дочки наши будут спать,
Мы положим их в кровать.

Что такое? Видит Даша,
Что в руках у Светы — Маша,
Кукла Маша-растеряша,
Что грязнулею была.
В новом платье и с бантом,
Ей построен новый дом.

Новых платьев ей нашили,
Спать с собою разрешили.
Губы лаком подвели
И румянец навели.

Как же кукла хороша!
Даша смотрит, не дыша,
На наряды, на прическу,
На красивые носки.
И в душе у нашей Даши
Зависть точит коготки.

— Это кукла не твоя,
Это Машенька моя.
Я ее везде искала,
Видно где-то потеряла.
Ну, а ты ее нашла…

Даша куклу забрала
И к двери скорей пошла.

— Нет, — сказала твердо Света. —
У меня ведь нет секретов.
Куклу эту не теряли, не искали, ты не ври.
Разве это кукла Маша?
Ты внимательней смотри.

Моя мама детский врач.
Шли мы с мамой, слышим — плач.
В темноте, вдали от света,
Чуть прикрытая газетой,
Кукла на земле лежит
И тихонечко скулит.
В рваном платье, вся в грязи,
Просит: – Ты меня возьми!

Моя мама врач, а значит,
Может всех вокруг лечить.
— Мама, видишь, кукла плачет?
Что-то у нее болит!

Мы вдвоем ее отмыли,
Расчесали, полюбили.
Больше кукла не больна.
Кукла Софьей названа.
.
Света к Даше подошла,
Куклу Софью позвала.
Кукла улыбнулась,
К Свете потянулась.

Даша в слезы. Плачь-не плачь,
Стыд не позабудешь.
Разве нужен кукле врач,
Если куклу любишь?

Как научишься любить –
Всех вокруг начнёшь лечить.
Окружать уметь заботой
Очень важная работа!

Обняла подружку Света:
— У меня еда согрета…
Видишь, дочки просят каши.
Ты ведь мне поможешь, Даша?

Заячьи следы (В. Косовицкий)

Солнце в окна заглянуло,
Улыбаясь мне,
Золотистым подмигнуло
Зайцем на стене.

Он, шалун, видать от скуки
Бегал во всю прыть,
Я беру фломастер в руки —
Зайчика ловить.

Очерчу — он убегает,
Остается след,
Только вечер наступает —
Глядь, а зайца нет!

Как теперь я маму встречу,
Избежав беды?
Спросит: «Это что?» — отвечу:
Заячьи следы!

Зеркало и неряха (В. Ланцетти)

Велики глаза от страха:
Не узнал себя неряха.
Зеркало напугано,
Как листок дрожит:
Это что за пугало
Перед ним стоит?..

Злоуног (В. Косовицкий)

Если милые детишки
Неопрятны, как мартышки,
Если не читают книжки
И не слушаются мам…
Их хватают у порога
Слуги царства Злоунога…
И тогда одна дорога –
В плен на остров Тарарам!
Там ужасная берлога
Прибамбаса Злоунога,
Там с непослушаньем строго!
Наказание – ремень!
Если раньше не умели
Заправлять свои постели,
Мыть полы, лепить тефтели –
Тренировки целый день!
Там свирепствуют диеты:
Очень страшные запреты
На печенье и конфеты,
Сахар, коржики, рулет!
Всех детей: Егора, Сашу,
Колю, Олю, Петю, Дашу –
Заставляют кушать кашу,
Даже если силы нет!
Там не в моде хулиганы,
Там зашитые карманы,
Там не докричаться мамы
И еще не терпят плакс!
Все заложники порядка:
Рано спать, с утра зарядка,
А учебная тетрадка –
Без помарок чтоб и клякс!

То не выдумка, не сказка,
А с предупрежденьем встряска,
И суровая указка,
И нагляднейший итог!
Не хотите маму слушать?
Чистить ногти, зубы, уши?
Вовремя и спать, и кушать?
Воспитает Злоуног!

Золотые руки (З. Александрова)

Золотые руки у парнишки,
Что живет в квартире номер пять.
К мастеру приходят понаслышке
Сделать ключ, кофейник запаять.

Золотые руки все в мозолях,
В ссадинах и в пятнах от чернил –
Глобус он вчера подклеил в школе,
Радио соседке починил.

Нам спираль переменил на плитке,
Подновил дырявое ведро…
У него гремят в карманах слитки –
Олово, свинец и серебро.

Ходики собрать и смазать маслом
Маленького мастера зовут.
Если электричество погасло,
Золотые руки тут как тут.

Мать руками этими гордится.
Хоть всего парнишке десять лет,
Пробку сменит он – и загорится
В комнатах живой и яркий свет.

Не успев прочесть об этом в книжке,
До всего дошел он наугад.
«Золотые руки у парнишки!» —
Про него соседи говорят.

Игрушкоед (Н. Шемякина)

В сырой пещере темной
Живет Игрушкоед,
Зубастый и огромный,
В лохмотья весь одет!

Игрушкоед приходит
К детишкам по ночам,
Он видит, что валяются
Игрушки тут и там.

Разбросаны машинки,
И кубики, и мяч.
Все съест, не пожалеет,
А ты потом хоть плачь.

Игрушки беззащитны —
Чтоб их спасти от бед,
Скажу я вам на ушко
Один большой секрет.

Вам нужно аккуратно
Игрушками играть,
И перед сном обратно
На место убирать.

А вечером с проверкой
Придет Игрушкоед,
Увидит – чисто в комнате,
Нигде игрушек нет.

И утром все на месте
Окажутся машинки,
И кубики, и куклы,
И книжки, и картинки.

Из-за родителей (А. Барто)

Мы курим сигаретки
И дым вдыхаем едкий,
А все из-за родителей:
Чтоб было убедительней —
Мы взрослые! Не детки!

История Власа — лентяя и лоботряса (В. Маяковский)

Влас Прогулкин —
                         милый мальчик,
спать ложился,
                         взяв журнальчик.
Всё в журнале
                         интересно.
— Дочитаю весь,
                         хоть тресну! —
Ни отец его,
                       ни мать
не могли
                 заставить спать.
Засыпает на рассвете,
скомкав
               ерзаньем
                               кровать,
в час,
           когда
                         другие дети
бодро
            начали вставать.
Когда
            другая детвора
чаевничает, вставши,
отец
         орет ему:
                         — Пора! —
Он —
         одеяло на уши.
Разошлись
                    другие
                               в школы, —
Влас
         у крана
                         полуголый —
не дремалось в школе чтоб,
моет нос
                и мочит лоб.
Без чаю
               и без калача
выходит,
                  еле волочась.
Пошагал
                и встал разиней:
вывеска на магазине.
Грамота на то и есть!
Надо
         вывеску
                         прочесть!
Прочел
               с начала
                         буквы он,
выходит:
                «Куафер Симон».
С конца прочел
                         знаток наук, —
«Номис» выходит
                               «рефаук».
Подумавши
                      минуток пять,
Прогулкин
                   двинулся опять.
А тут
            на третьем этаже
сияет вывеска —
                         «Тэжэ».
Прочел.
              Пошел.
                           Минуты с три —
опять застрял
                         у двух витрин.
Как-никак,
                  а к школьным зданиям
пришел
              с огромным опозданьем.
Дверь на ключ.
                         Толкнулся Влас —
не пускают Власа
                               в класс!
Этак ждать
                    расчета нету.
«Сыграну-ка
                         я
                             в монету!»
Проиграв
                  один пятак,
не оставил дела так…
Словом,
                не заметил сам,
как промчались
                         три часа.
Что же делать —
                         вывод ясен:
возвратился восвояси!
Пришел в грустях,
                                чтоб видели
соседи
          и родители.
Те
     к сыночку:
— Что за вид? —
— Очень голова болит.
Так трещала,
                         что не мог
даже
            высидеть урок!
Прошу
            письмо к мучителю,
мучителю-учителю! —
В школу
               Влас
                         письмо отнес
и опять
             не кажет нос.
Словом,
                 вырос этот Влас —
настоящий лоботряс.
Мал
          настолько
                         знаний груз,
что не мог
                  попасть и в вуз.
Еле взяли,
                  между прочим,
на завод
                 чернорабочим.
Ну, а Влас
и на заводе
                     ту ж историю заводит:
у людей —
                работы гул,
у Прогулкина —
                         прогул.
Словом,
               через месяц
                                       он
выгнан был
                     и сокращен.
С горя
             Влас
                       торчит в пивнушке,
мочит
            ус
                в бездонной кружке,
и под забором
                         вроде борова
лежит он,
                грязен
                         и оборван.
Дети,
           не будьте
                         такими, как Влас!
Радостно
                книгу возьмите
                                           и — в класс!
Вооружись
                     учебником-книгой!
С детства
                  мозги
                          развивай и двигай!
Помни про школу —
                                 только с ней
станешь
              строителем
                                    радостных дней!

История на просеке (А. Барто)

Если вы попросите,
Я вам расскажу,
Как гулял по просеке
Жук. Рогатый жук.

Он топорщил усики:
— Дайте мне пройти! —
Он жуков малюсеньких
Сталкивал с пути.

А жучиха-бабушка
В нем души не чаяла,
Заступалась бабушка:
— Это он нечаянно.

Если вы попросите,
Я вам расскажу:
Шел Сергей по просеке,
А навстречу — жук.

Что случилось далее?
Сбил Сергей жука.
Он носком сандалии
Дал ему пинка.

Если вы попросите,
Я вам расскажу,
Как лежал на просеке
Жук, убитый жук,
Как была встревожена
Бабушка Сережина.

Между прочим, бабушка
В нем души не чаяла.
— Ах, — вздохнула бабушка,—
Это он нечаянно.

Как Вовка бабушек выручил (А. Барто)

На бульваре бабушки
Баюкают внучат,
Поют внучатам ладушки,
А малыши кричат.

Расплакались две Оленьки,
Им жарко в летний зной,
Андрей, в коляске голенький,
Вопит как заводной.

— Ладушки, ладушки…—
Ох, устали бабушки,
Ох, крикунью Ирочку
Нелегко унять.

Что ж, опять на выручку
Вовку нужно звать.
— Вовка — добрая душа,
Позабавь-ка малыша!

Подошел он к бабушкам,
Встал он с ними рядышком,
Вдруг запрыгал и запел:
— Ладушки, ладушки!

Замолчали крикуны,
Так они удивлены:
Распевает ладушки
Мальчик вместо бабушки!

Засмеялись сразу обе
Маленькие Оленьки,
И Андрей не хмурит лобик,
А хохочет, голенький.

Вовка пляшет на дорожке:
— Ладушки, ладушки!
— Вот какой у нас помощник!
Радуются бабушки.

Говорят ему:—
Спасибо!
Так плясать
Мы не смогли бы!

Как Вовка взрослым стал (А. Барто)

На глазах растут ребята!
Жил в стихах моих когда-то
Вовка — добрая душа.
(Так прозвали малыша!)

А теперь он взрослый малый,
Лет двенадцати на вид,
И читателей, пожалуй,
Взрослый Вовка удивит.

С добротой покончил Вовка,
Он решил — ему неловко
В зрелом возрасте таком
Быть каким-то добряком!

Он краснел при этом слове,
Стал стесняться доброты,
Он, чтоб выглядеть суровей,
Дергал кошек за хвосты.

Дергал кошек за хвосты,
А дождавшись темноты,
Он просил у них прощенья
За плохое обращенье.

Знайте все, что он недобрый,
Злее волка! Злее кобры!
— Берегись, не то убью! —
Пригрозил он воробью.

Целый час ходил с рогаткой,
Но расстроился потом,
Закопал ее украдкой
В огороде, под кустом.

Он теперь сидит на крыше,
Затаившись, не дыша,
Лишь бы только не услышать:
«Вовка — добрая душа!»

Как Вовка стал старшим братом (А. Барто)

— У меня есть старший брат,
Очень умный парень! —
Уверяет всех ребят
Таня на бульваре.—

В красном галстуке он ходит,
В пионерской форме,
Сорняки на огороде
Вырывает с корнем!

И толстушка Валечка
Старшим братом хвалится:

— Если кто меня обидит —
Старший брат в окно увидит.
Если я заплакала —
Он проучит всякого.

Он готов меня спасти
И от тигра лютого.
Десять лет ему почти,
Павликом зовут его.

Катя в красном платьице
Как расплачется:

— Я одна ничья сестра,—
Цапнул кот меня вчера.
Что ж, меня кусай, царапай…
Я одна у мамы с папой,
Нету братьев у меня,
Папа с мамой — вся родня.

К ней подходит не спеша
Вовка — добрая душа.

Объявляет он ребятам:
— Буду Кате старшим братом.
С понедельника, с утра,
Будешь ты моя сестра.

Как я в историю попал (Т. Коваль)

Со мной одна история
Произошла вчера:
Решил войти в историю
Любимого двора.
И на своем подъезде
Я мелом написал:
Живет здесь, мол, Василий,
Портрет нарисовал…
Увидел это дворник.
Не буду говорить,
Как сильно он ругался,
Заставил стену мыть,
Затем мне дал лопату,
И с дворником полдня
У дома на площадке
Сажал деревья я.
Закончили работу.
Устал я, что скрывать.
А дворник говорит мне:
«Не надо унывать,
Лет через десять, Вася,
Здесь будет сад большой,
И если спросит кто-то,
Кто ж посадил такой?
Ему ответят: Вася
Когда-то тут копал».
Вот здорово, в историю
Я всё-таки попал!

Каприза (А. Мецгер)

Юля злится, Юля плачет,
Бьет кроватку кулачком.
Перевернутая каша,
Пол, залитый молоком.
— Не хочу я кашу кушать,
Не хочу в кроватке спать,
Не хочу я сказки слушать,
Я хочу пойти гулять.
Просит бабушка с мольбою:
— Внученька, да Бог с тобою-
Село солнышко давно,
Ночь стучит в твое окно,
Нам пора ложиться спать.
— Нет,- кричит,- хочу гулять.
Дедушка с радикулитом
К внучке подошел со скрипом
И, нагнувшись, тихо в ушко
Ей шепнул:
— Куплю игрушку,
Только ты должна не злиться/
Кашу есть, и спать ложиться.
Отвечает внучка деду:
— Если купишь мне за это:
Куклу Барби, шоколадку,
Книжку, бантик и лошадку,
Также краски и тетрадь,
Вот тогда я буду спать.
Дед кряхтит, в затылке чешет:
— Ох и грамотные дети,
Пенсии моей не хватит
На ее капризы эти.

Капризная принцесса (Л. Огурцова)

Принцесса Алиса
Известной актрисой
Решила –
И точка! –
Немедленно стать.
Принцесса Алиса
Стихи очень точно,
И громко, по строчкам,
Умела читать.

– Объезжу с театром
Я дальние страны.
Поклонники будут
Цветы мне дарить:
Букеты ромашек,
Букеты тюльпанов
И розы в корзинах –
Больших! –
Может быть…

– Принцесса Алиса,
Известной актрисой,
Конечно, вы можете
Запросто стать!
Вам нужно учиться
Актёрским вещицам,
Владению голосом
И – танцевать!

Принцесса Алиса
Спросила:
– Учиться?
Вокалу и танцам?
Как много причуд!
Раз нужно учиться,
Раз нужно учиться,
Раз нужно учиться,
Тогда – не хочу!

Капризыч (Е. Раннева)

К нам Капризыч в дом проник,
В доме шум, и плач, и крик.
Как он сделать это мог?
У дочурки нос намок.
Едут на колёсиках
Слёзоньки по носику,
Катятся по щёчке.
Что же делать дочке?..
Ну-ка, топни, каблучок,
Вон, Капризыч-старичок,
Прячьтесь, слёзные платочки,
Не нужны вы нашей дочке!

Квакушины уши (К. Авдеенко)

(ОТ АВТОРА. Сказка в стихах о том, как уши ушли от грязнули Квакуши.
И решили ей напоследок записку оставить. Что же написали уши Квакуше?)

Милая Квакуша!
Скоро уж рассвет;
Это твои уши
Шлют тебе привет!

Знаешь, мы не спали,
Думали всю ночь;
От тебя решили
Мы уехать прочь.

Ты, Квакуша, грязная
Ходишь по дворам;
Никогда не моешься!
Даже по утрам.

Помнишь, мы просили:
«С мылом нас помой!»
Ты нам что сказала?
«Ну-ка, марш домой!
Я, ква-ква, гуляла
В луже под мостом;
Ква-ква-ква, устала!
Ква-ква-ква, потом!»

Вот теперь мы едем,
Мчимся на моря;
Едем, чтоб помыться,
Честно говоря.

На морях чудесно!
Блошек нет и вшей;
Мы на днях слыхали —
Много там ушей!

Все они сбежали
От грязнуль, нерях;
Плавают, купаются
Утром на морях;

Те места найдём мы —
Обойдём весь свет!
Может быть, вернёмся;
Может быть, и нет.

Будем мы, Квакуша,
Смело вдаль идти;
Жалко, не простились:
С ночи ведь в пути!

Очень уж торопимся —
Едем на моря!
Едем, чтоб помыться,
Честно говоря.

© Copyright: Кирилл Авдеенко, 2010
Художник-иллюстратор:
Дарья Максимова

Козявочки-малявочки (К. Авдеенко)

(ОТ АВТОРА. Стихотворение про козявочек-малявочек, которым нет в носу покоя от пальчиков.
Но не унывают козявочки — ведь они дружные и смелые!)

Козявочки-малявочки
Гуляют по полям;

Козявочки-малявочки
Поют: «Тирлим-тирлям!»

Козявочкам-малявочкам
Не страшен злой мороз!

Козявочки-малявочки,
А где сейчас ваш нос?

Чего вы здесь гуляете
Одни среди полей?
Бегите быстро в носики!
Там лучше! Там теплей!

— Мы вовсе не гуляем тут, —
Козявки говорят. —
Идём с весёлой песенкой
Четвёртый день подряд.

Шагаем в лютый холод мы
Среди полей, равнин;
Дорога ведь неблизкая!
Идём мы в магазин.

Купить нам нужно щипчиков,
Большущих! Вот таких!
Как в нос полезут пальчики,
Щипать мы будем их.

Уж очень мы рассержены,
На пальцы злимся мы!
Ох, нет в носу покоя нам
С начала той зимы.

На днях, вот, поздно вечером
Забрался палец в нос,
Сломал все наши домики,
Кроватки наши снёс!

А после взял нас, вытащил,
И спрятал под матрас;
Мы еле-еле выбрались!
Обидел палец нас.

Но мы не унываем
И не кричим — ой-ёй!
Сражаться будем смело мы
Всей дружною семьёй.

Бороться будем с песенкой,
Все вместе, как один!
Сначала только нужно нам
Добраться в магазин;
Купить побольше щипчиков!
Большущих! Вот таких!
Как в нос полезут пальчики
Щипать мы будем их.

Поэтому все вместе
Идём мы по полям;

Идём с весёлой песенкой,
Поём: «Тирлим-тирлям!»

И пусть метель, пусть холодно —
Дойдём мы в магазин!

Ведь мы, козявки, дружные —
Все вместе, как один!

И знайте — не пугает нас
Ни холод, ни мороз;

Сражаться будем смело мы!
Не отдадим свой нос.

© Copyright, Кирилл Авдеенко, 2011
Художник-иллюcтратор: Елена Новик

Копуша (Е. Стеквашова)

Копуша не копает, а копается,
А это значит — долго собирается.
Копуша как резину тянет время,
А это значит времени не ценит.
Медлителен во всем, а это значит —
Закончил ты, копуша только начал.

Крот Егор (К. Авдеенко)

(ОТ АВТОРА. Сказка в стихах о том, почему нельзя лениться. И для чего нужно читать книжки!)

На пригорке, где забор,
Греет пузо крот Егор.
Ох, и лень ему трудиться!
Это надо шевелиться!
Утром день начать с зарядки,
Прополоть на поле грядки,
От пруда канавки рыть —
Без воды земле не жить!

Только дремлет крот Егор;
Покосился уж забор,
Дома крыша прохудилась —
Дай-то Бог, чтоб не свалилась!
Еле держится изба;
На полу мышей гурьба
Что-то ищет по углам —
Ох, развёл Егорка хлам!

Год прошёл… «Пора жениться!
Надо с Юлей созвониться, —
Сонно глядя на забор,
Рассуждает крот Егор. —
В свете нет кротихи лучше!
Подарю ей с сада грушу.
Будет Юля мне стирать,
Гладить вещи, убирать,
И полоть на поле грядки
Вместо утренней зарядки!»

А у Юленьки само
Написалось вмиг письмо:
«Здравствуй, милый крот Егор!
Не держал в руках топор
Ты, друг ситный, целый год!
И в бурьяне огород!
Неуч вырос, да ленив,
И рассеян, и чванлив!
Не пиши мне смс —
Ухожу к другому в лес».

……
На пригорке, где забор,
Призадумался Егор:
«Больше незачем лениться!
Надо, надо шевелиться!
Утром день начать с зарядки,
Прополоть на поле грядки,
От пруда канавки рыть —
Покажу я Юле прыть!
Нужно книжки взять, учиться —
Буду умницей жениться!»

© Copyright: Кирилл Авдеенко, 2008
Художник-иллюcтратор: Елена Новик

Кто разлил варенье? (А. Мецгер)

Намазала Женя вареньем кота,
И это, поверьте, совсем неспроста,
Намазала даже игрушку –
Любимую куклу Валюшку.

И слонику – хобот, и песику – нос,
И даже в варенье стоит дед Мороз.
Задумавшись, Женя с вареньем стоит,
Какой у нее озабоченный вид!

«Кого бы еще мне намазать вареньем,
Чтоб мама увидела – это не Женя,
А кукла, игрушки и маленький кот
Разлили варенье на пол и комод».

Кто я? (А. Барто)

Боюсь я темных улиц,
Дворов, где нет огня,
Боюсь — подкараулит
Там кто-нибудь меня!

Вдруг окажусь я трусом?
Чужую храбрость славлю,
Себе пятерку с плюсом
За храбрость не поставлю.

Я спрашивал Валерку:
— Какой я на поверку?
Ну, неужели струшу
Я в настоящем деле? —
Открыл ему всю душу,
Мы долго с ним сидели.
И мне сказал Валерий,
Что он во мне уверен,

А утром все померкло!
Пересказал Валерка
Наш разговор о трусах
Девчонке в белых бусах,
Пересказал со вкусом,
Как я боюсь быть трусом.

Его я, между прочим,
Погладил по лицу —
Парочку пощечин
Выдал подлецу!

Лень и Неохота (Н. Рубцова)

Вот и осень наступила,
Дождь по крыше тарахтит.
Я смотрю в окно уныло —
Рядом Лень моя сидит.

Заявилась, не спросила,
Мне на руки прилегла,
И зевала, и бубнила,
И мешала, как могла!

А бывает, по субботам
Вместе с ленью по утрам
Прибегает Неохота,
Ходит бродит тут и там!

Эта парочка, признаться,
Любит у меня гостить.
Не дают мне заниматься
И порядок наводить!

Рядышком со мной садятся,
С чаем бублики едят,
Молча на меня косятся,
Ничего не говорят.. 

Чем бы мне таким заняться,
Чтоб они ушли скорей?
Надо как-то избавляться
От назойливых гостей!

Люда и лень (Н. Зинцова)

Лапкой котик умывается,
Лижет шёрстку пёс, старается.
Только Мила за весь день
Не умылась: было лень!…

Мама недовольна (З. Александрова)

Ваза синяя разбита,
Лужа на паркете…
Мать на мальчиков сердита:
— Отвечайте, дети,

Кто из вас букет с цветами
Уронил с окошка? –
Может быть, ответить маме:
«Виновата кошка»?

И Володя и Сережа
Покраснели сразу.
Мама спрашивает строже:
— Кто же трогал вазу?

Младший прячется за брата,
Старший смотрит прямо,
Говорит: — Прости нас, мама,
Оба виноваты.

— Только я совсем немножко! –
Закричал Сережа. –
Мячик прыгнул на окошко –
Виноват он тоже…

Виноват наполовину
Мячик волейбольный.
Почему же младшим сыном
Мама недовольна?

Маме ангел нужен (А. Барто)

— Ты бесчувственным растешь! —
Говорят мне часто.
Я бездушный! Ну и что ж,
Нет души — и баста!

Я вчера куда-то мчусь,
Вдруг навстречу мама,
А у мамы столько чувств,
Невозможно прямо!
Говорит: — Ну, как дела? —
При девчонках обняла!

Я попятился назад
И нарочно — в лужу!

Не у всех людей подряд
Вся душа наружу.

Черствый я, на мамин взгляд,
Маме ангел нужен!

Мамина помощница (А. Мецгер)

Это что за чудный дом?
Все стоит здесь кверху дном:
На полу лежат игрушки,
Платья, книжки и подушки,
Не застелена кровать.
Что твориться — не понять…
Просто Света встала рано,
Всех решила удивить:
— Помогу сегодня маме,
В доме надо пол помыть.
Уберу в углу игрушки,
Перемою чашки, кружки,
Застелю свою кровать.
Но с чего же мне начать?
Долго думала Светлана:
— Жаль, мешает мне кровать,
И полы я мыть не стану,
Лучше буду подметать.
Приберу потом игрушки…
Может, книжки мне лечить?
Нет, наверно, чашки, кружки
Лучше все-таки помыть.
Света долго убирала:
То залезла под кровать,
То посуду мыть вдруг стала,
А порядка не видать.
— Ох, как сильно я устала,
Лучше лягу отдыхать.-
И, вздохнув, она сказала:
— Завтра буду помогать.

Мамины слёзы (Т. Петухова)

Зачем у меня вырвалось снова
Злое, жестокое, гадкое слово?
Как нелегко мне теперь подойти,
Как трудно сказать: «Мама, прости!»

Обидел тебя я, родная, словами.
— Но только не плачь, — умоляю я маму, —
Ну, отругай, накажи меня строго.
Но только прости, не сердись, ради бога!

А мама моя улыбнулась вдруг мило
И тихо сказала: «Я давно уж простила».
Я маминых слез никогда не забуду
И больше грубить никому я не буду.

Мартышка и очки (Е. Глызь)

Однажды мартышка купила очки.
Уж очень мартышке очки подошли.
Примерив и шляпку, и модный жакет,
Созвала мартышка друзей на обед.
— Скорее ко мне вы, друзья, приходите!
На модную шляпку мою поглядите,
Прекрасен и дорог мой новый прикид.
На это мартышке жираф говорит:
Коль будешь ты хвастаться и красоваться,
Кто станет с тобою, мартышка, общаться?
Никто с хвастунишкой не станет дружить.
Без дружбы на свете не просто прожить.
Сказала мартышка:- Я все поняла!
И модную шляпку мартышка сняла,
Купила она шоколадных конфет,
Ведь ждет она в гости друзей на обед.

Мастер-ломастер (С. Маршак)

Я учиться не хочу.
Сам любого научу.
Я — известный мастер
По столярной части!

У меня охоты нет
До поделки мелкой.
Вот я сделаю буфет!
Это не безделка.

Смастерю я вам буфет —
Простоит он сотню лет.
Вытешу из ёлки
Новенькие полки.

Наверху у вас — сервиз,
Чайная посуда.
А под ней — просторный низ
Для большого блюда.

Полки средних этажей
Будут для бутылок.
Будет ящик для ножей,
Пилок, ложек, вилок.

У меня, как в мастерской,
Всё, что нужно, под рукой:
Плоскогубцы, и пила,
И топор, и два сверла,
Молоток, рубанок,
Долото, фуганок.

Есть и доски у меня.
И даю вам слово,
Что до завтрашнего дня
Будет все готово!

Завизжала
Пила,
Зажужжала,
Как пчела.
Пропилила полдоски,
Вздрогнула и стала,
Будто в крепкие тиски
На ходу попала.

Я гоню её вперёд,
А злодейка не идёт.
Я тяну её назад —
Зубья в дереве трещат…

Не даётся мне буфет.
Сколочу я табурет,
Не хромой, не шаткий,
Чистенький и гладкий.

Вот и стал я столяром,
Заработал топором.
Я по этой части
Знаменитый мастер!

Раз, два —
По полену.
Три, четыре —
По колену.
По полену,
По колену,
А потом врубился в стену.
Топорище — пополам,
А на лбу остался шрам.

Обойдусь без табурета.
Лучше — рама для портрета.

Есть у дедушки портрет
Бабушкиной мамы.
Только в доме нашем нет
Подходящей рамы.

Взял я несколько гвоздей
И четыре планки.
Да на кухне старый клей
Оказался в банке.

Будет рама у меня
С яркой позолотой.
Заглядится вся родня
На мою работу.

Только клей столярный плох;
От жары он пересох.
Обойдусь без клея.
Планку к планке я прибью,
Чтобы рамочку мою
Сделать попрочнее.

Как ударил молотком —
Гвоздь свернулся червяком.

Забивать я стал другой,
Да согнулся он дугой.
Третий гвоздь заколотил —
Шляпку набок своротил.

Плохи гвозди у меня —
Не вобьёшь их прямо.
Так до нынешнего дня
Не готова рама…

Унывать я не люблю.
Из своих дощечек
Я лучинок наколю
На зиму для печек.

Щепочки колючие,
Тонкие, горючие
Затрещат, как на пожаре,
В нашем старом самоваре.

То-то весело горят!
А ребята говорят:
— Иди,
Столяр,
Разводи
Самовар.
Ты у нас не мастер.
Ты у нас ломастер!

Медвежонок невежа (А. Барто)

Был сынок у маменьки —
Медвежонок маленький.
В маму был фигурою —
В медведицу бурую.

Уляжется медведица
Под деревом в тени,
Сын рядом присоседится,
И так лежат они.

Он упадет.— Ах, бедненький! —
Его жалеет мать.—
Умнее в заповеднике
Ребенка не сыскать!

Сыночек дисциплины
Совсем не признает!
Нашел он мед пчелиный —
И грязной лапой в мед!

Мать твердит:
— Имей в виду —
Так нельзя
Хватать еду! —
А он как начал чавкать,
Измазался в меду.

Мать за ним ухаживай,
Мучайся с сынком:
Мой его, приглаживай
Шерстку языком.

Родители беседуют —
Мешает он беседе.
Перебивать не следует
Взрослого медведя!

Вот он примчался к дому
И первый влез в берлогу —
Медведю пожилому
Не уступил дорогу.

Вчера пропал куда-то,
Мамаша сбилась с ног!

Взъерошенный, лохматый
Пришел домой сынок
И заявляет маме:
— А я валялся в яме!

Ужасно он воспитан,
Всю ночь ревет, не спит он!

Он мать изводит просто.
Тут разве хватит сил?
Пошел сыночек в гости —
Хозяйку укусил,
А медвежат соседки
Столкнул с высокой ветки.

Медведица бурая
Три дня ходила хмурая,
Три дня горевала:
— Ах, какая дура я —
Сынка избаловала!

Советоваться к мужу
Медведица пошла:
— Сынок-то наш все хуже,
Не ладятся дела!

Не знает он приличий —
Он дом разрушил птичий,
Дерется он в кустах,
В общественных местах.

Заревел в ответ медведь:
— Я при чем тут, женка?
Это мать должна уметь
Влиять на медвежонка!
Сынок — забота ваша.
На то вы и мамаша.

Но вот дошло и до того,
Что на медведя самого,
На родного папу,
Мишка поднял лапу.

Отец, сердито воя,
Отшлепал сорванца.
(Задело за живое,
Как видно, и отца.)

А медведица скулит,
Сына трогать не велит:
— Бить детей недопустимо!
У меня душа болит…

Нелады в семье
Медвежьей —
А сынок
Растет невежей!

Я знаю понаслышке,
И люди говорят,
Что такие мишки
Есть среди ребят.

Мистер Твистер (С. Маршак)

Приехав в страну, старайтесь
соблюдать ее законы и обычаи во избежание
недоразумений ..
Из старого путеводителя

Есть
За границей
Контора
Кука.
Если
Вас
Одолеет
Скука
И вы захотите
Увидеть мир —
Остров Таити,
Париж и Памир, —

Кук
Для вас
В одну минуту
На корабле
Приготовит каюту,
Или прикажет
Подать самолет,
Или верблюда
За вами
Пришлет,

Даст вам
Комнату
В лучшем отеле,
Теплую ванну
И завтрак в постели.

Горы и недра,
Север и юг,
Пальмы и кедры
Покажет вам Кук.

Мистер
Твистер,
Бывший министр,
Мистер
Твистер,
Делец и банкир,
Владелец заводов,
Газет, пароходов,
Решил на досуге
Объехать мир.

— Отлично! —
Воскликнула
Дочь его Сюзи. —
Давай побываем
В Советском Союзе!

Я буду питаться
Зернистой икрой,
Живую ловить осетрину,
Кататься на тройке
Над Волгой-рекой
И бегать в колхоз
По малину!

— Мой друг, у тебя удивительный вкус!
Сказал ей отец за обедом. —
Зачем тебе ехать в Советский Союз?
Поедем к датчанам и шведам.

Поедем в Неаполь, поедем в Багдад! —
Но дочка сказала: — Хочу в Ленинград! —
А то, чего требует дочка,
Должно быть исполнено. Точка.

В ту же минуту
Трещит аппарат:

— Четыре каюты
Нью Йорк — Ленинград,
С ванной,
Гостиной,
Фонтаном
И садом.
Только смотрите,
Чтоб не было
Рядом
Негров,
Малайцев
И прочего
Сброда.
Твистер
Не любит
Цветного народа!

Кук
В телефон
Отвечает:
— Есть!
Будет исполнено,
Ваша честь.

Ровно
За десять
Минут
До отхода
Твистер
Явился
На борт парохода.

Рядом —
Старуха
В огромных очках,
Рядом —
Девица
С мартышкой в руках.

Следом
Четыре
Идут
Великана,
Двадцать четыре
Несут чемодана.

Плывет пароход
По зеленым волнам,
Плывет пароход
Из Америки к нам.

Плывет он к востоку
Дорогой прямой.
Гремит океан
За высокой
Кормой.

Мистер
Твистер,
Бывший министр,
Мистер
Твистер,
Банкир и богач,
Владелец заводов,
Газет, пароходов,
На океане
Играет в мяч.

Часть парохода
Затянута сеткой.
Бегает мистер
И машет ракеткой,

В полдень, устав от игры и жары,
Твистер, набегавшись вволю,
Гонит кием костяные шары
По биллиардному полю.

Пенятся волны, и мчится вперед
Многоэтажный дворец-пароход.
В белых каютах
Дворца-парохода
Вы не найдете
Цветного народа:
Негров,
Малайцев
И прочий народ
В море качает
Другой пароход.

Неграм,
Малайцам
Мокро и жарко.
Брызжет волна,
И чадит кочегарка.

Мистер
Твистер,
Миллионер,
Едет туристом
В СССР.

Близится шум
Ленинградского
Порта.
Город встает
Из-за правого
Борта.

Серые воды,
Много колонн.
Дымом заводы
Темнят небосклон.

Держится мистер
Рукою за шляпу,
Быстро
На пристань
Сбегает
По трапу.

Вот, оценив
Петропавловский
Шпиль,
Важно
Садится
В автомобиль.

Дамы усажены.
Сложены вещи.
Автомобиль
Огрызнулся зловеще
И покатил,
По асфальту
Шурша,
В лица прохожим
Бензином
Дыша.

Мистер
Твистер,
Бывший министр,
Мистер
Твистер,
Миллионер,
Владелец заводов,
Газет, пароходов,
Входит в гостиницу
«Англетер».

Держит во рту
Золотую сигару
И говорит
По-английски
Швейцару:

— Есть ли
В отеле
У вас номера?
Вам
Телеграмму
Послали
Вчера.

— Есть, —
Отвечает
Привратник усатый, —
Номер
Девятый
И номер
Десятый.
Первая лестница,
Третий этаж.
Следом за вами
Доставят багаж!

Вот за швейцаром
Проходят
Цепочкой
Твистер
С женой,
Обезьянкой
И дочкой.

В клетку зеркальную
Входят они.
Вспыхнули в клетке
Цветные огни,
И повезла она плавно и быстро
Кверху семью отставного министра.

Мимо зеркал
По узорам ковра
Медленным шагом
Идут в номера
Строгий швейцар
В сюртуке
С галунами,
Следом —
Приезжий
В широкой панаме,
Следом —
Старуха
В дорожных очках,
Следом —
Девица
С мартышкой в руках.

Вдруг иностранец
Воскликнул: — О боже!
— Боже! — сказали
Старуха и дочь.
Сверху по лестнице
Шел чернокожий,
Темный, как небо
В безлунную ночь.

Шел
Чернокожий
Громадного
Роста
Сверху
Из номера
Сто девяносто.

Черной
Рукою
Касаясь
Перил,
Шел он
Спокойно
И трубку
Курил.

А в зеркалах,
Друг на друга
Похожие,
Шли
Чернокожие,
Шли
Чернокожие…

Каждый
Рукою
Касался
Перил,
Каждый
Короткую
Трубку
Курил.

Твистер
Не мог
Удержаться от гнева.
Смотрит
Направо
И смотрит
Налево…

— Едем! —
Сказали
Старуха и дочь. —
Едем отсюда
Немедленно прочь!
Там, где сдают
Номера
Чернокожим,
Мы на мгновенье
Остаться
Не можем!

Вниз
По ступеням
Большими
Прыжками
Мчится
Приезжий
В широкой панаме.

Следом —
Старуха
В дорожных очках,
Следом —
Девица
С мартышкой в руках…

Сели в машину
Сердитые янки,
Хвост прищемили
Своей обезьянке.

Строгий швейцар
Отдает им поклон,
В будку идет
И басит в телефон:

— Двадцать-ноль-двадцать,
Добавочный триста.
С кем говорю я?..
С конторой «Туриста»?

Вам сообщу я
Приятную весть:
К вашим услугам
Два номера есть —
С ванной, гостиной,
Приемной, столовой.
Ждем приезжающих.
Будьте здоровы!

Вьется по улице
Легкая пыль.
Мчится по улице
Автомобиль.

Рядом с шофером
Сидит полулежа
Твистер
На мягких
Подушках из кожи.

Слушает шелест бегущих колес,
Туго одетых резиной,
Смотрит, как мчится
Серебряный пес —
Марка на пробке машины.

Сзади трясутся старуха и дочь.
Ветер им треплет вуали.
Солнце заходит, и близится ночь.
Дамы ужасно устали.

Улица Гоголя,
Третий подъезд.
— Нег, — отвечают, —
В гостинице мест.

Улица Пестеля,
Первый подъезд.
— Нет, — отвечают, —
В гостинице мест.

Площадь Восстания,
Пятый подъезд.
— Нет, — отвечают, —
В гостинице мест.
Прибыло
Много
Народу
На съезд.
Нет, к сожаленью,
В гостинице
Мест!

Правая
Задняя
Лопнула шина.
Скоро
Мотору
Не хватит бензина…

Мистер Твистер,
Бывший министр,
Мистер Твистер,
Миллионер,
Владелец заводов,
Газет, пароходов,
Вернулся в гостиницу
«Англетер».

Следом —
Старуха
В дорожных очках,
Следом —
Девица
С мартышкой в руках.

Только они
Позвонили
У двери, —
Вмиг осветился
Подъезд в «Англетере».
Пробило
Сверху
Двенадцать
Часов.
Строгий швейцар
Отодвинул засов.

— Поздно! —
Сказал им
Привратник
Усатый. —
Занят
Девятый,
И занят
Десятый.
Международный
Готовится
Съезд.
Нету свободных
В гостинице
Мест!

— Что же мне делать?
Я очень устала! —
Мистеру
Твистеру
Дочь прошептала. —
Если ночлега
Нигде
Не найдем,
Может быть,
Купишь
Какой-нибудь
Дом?

— Купишь! —
Отец
Отвечает,
Вздыхая. —
Ты не в Чикаго,
Моя дорогая.
Дом над Невою
Купить бы я рад…
Да не захочет
Продать Ленинград!

Спать нам придется
В каком-нибудь сквере! —
Твистер сказал
И направился к двери.

Дочку
И мать
Поразил бы удар,
Но их успокоил
Усатый швейцар.

Одну
Уложил он
В швейцарской на койку,
Другой
Предложил он
Буфетную стойку.

А Твистер
В прихожей
Уселся
На стул,
Воскликнул:
— О боже! —
И тоже
Уснул…

Усталый с дороги,
Уснул на пороге
Советской гостиницы
«Англетер»
Мистер
Твистер,
Бывший министр,
Мистер
Твистер,
Миллионер…

Спит —
И во сне
Содрогается он:
Спится ему
Удивительный сон.

Снится ему,
Что бродягой
Бездомным
Грустно
Он бродит
По улицам темным.
Вдруг
Самолета
Доносится стук —
С неба на землю
Спускается
Кук.

Твистер
Бросается
К мистеру
Куку,
Жмет на лету
Энергичную руку,
Быстро садится
К нему в самолет,
Хлопает дверью —
И к небу плывет.

Вот перед ними
Родная Америка —
Дом-особняк
У зеленого скверика.
Старый слуга
Отпирает
Подъезд.
— Нет, — говорит он, —
В Америке
Мест!

Плотно
Закрылись
Дубовые двери.
Твистер
Проснулся
Опять в «Англетере».

Проснулся в тревоге
На самом пороге
Советской гостиницы
«Англетер»
Мистер Твистер,
Бывший министр,
Мистер Твистер,
Миллионер…

Снял он пиджак
И повесил на стул.
Сел поудобней
И снова заснул.

Утром
Тихонько
Пришел
Паренек,
Ящик и щетки
С собой приволок.
Бодро и весело
Занялся делом:
Обувь собрал,
Обойдя коридор,
Белые туфли
Выбелил мелом,
Черные —
Черною мазью натер.
Ярко, до блеска,
Начистил суконкой…

Вдруг на площадку,
Играя мячом,
Вышли из номера
Два негритенка —
Девочка Дженни
И брат ее Том.

Дети
На Твистера
Молча взглянули:
— Бедный старик!
Он ночует на стуле…

— Даже сапог
Он не снял
Перед сном! —
Тихо промолвил
Задумчивый Том.

Парень со щеткой
Ответил: — Ребята,
Это не бедный старик,
А богатый.

Он наотрез
Отказался вчера
С вами в соседстве
Занять номера.

Очень гордится
Он белою кожей —
Вот и ночует
На стуле в прихожей!

Так-то, ребята! —
Сказал паренек,
Вновь принимаясь
За чистку сапог —
Желтых и красных,
Широких и узких,
Шведских,
Турецких,
Немецких,
Французских…

Вычистил
Ровно
В назначенный срок
Несколько пар
Разноцветных сапог.

Только навел
На последние
Глянец —
Видит:
Со стула
Встает
Иностранец,
Смотрит вокруг,
Достает портсигар…

Вдруг
Из конторы
Выходит швейцар.

— Есть, —
Говорит он, —
Две комнаты рядом

С ванной,
Гостиной,
Фонтаном
И садом.
Если хотите,
Я вас проведу,
Только при этом
Имейте в виду:

Комнату справа
Снимает китаец,
Комнату слева
Снимает малаец.
Номер над вами
Снимает монгол.
Номер под вами —
Мулат и креол!..

Миллионер
Повернулся
К швейцару,
Прочь отшвырнул
Дорогую сигару
И закричал
По-английски:
— О’кэй!
Дайте
От комнат
Ключи
Поскорей!

Взявши
Под мышку
Дочь
И мартышку,
Мчится
Вприпрыжку
По «Англетер»
Мистер Твистер,
Бывший министр,
Мистер Твистер,
Миллионер.

Мишин крик (Л. Огурцова)

Тише, тише, тише, тише!
Поселился крик у Миши.
Не утихнет ни на миг
Непослушный озорник!
Закрывает мама уши:
— Невозможно это слушать!
Просит бабушка внучат:
— Пригласите мне врача!
В дверь соседи позвонили:
— Мы помочь вам вот решили:
Будем вместе крик искать.
Так с чего нам начинать?
Поискали крик на стуле,
В шкаф, конечно, заглянули,
Заглянули под кровать,
В кухне принялись искать:
Осмотрели все кастрюли,
Холодильник развернули.
— Где ты, шалунишка-крик,
Где ты, глупый озорник?
Только в этот самый миг
Вдруг утих в квартире крик.
Может, кто его нашёл?
Папа в комнату вошёл!

Много и мало (Ш. Силверстайн)

Как долго бухать будет дверь, зависит, дорогой,
Как закрываешь ты ее — рукой или ногой.
И сколько бутербродов из буханки настрижешь,
Зависит от того, как тонко резать будет нож.
И сколько счастья в день один возможно уместить, 
Зависит, многих ли  друзей успел ты навестить.
Насколько дорог и любим, и нужен был друзьям,
Зависит, от того как ты к ним относился сам.

Мои правила (Ш. Силверстайн)

Если так уж выйти замуж за поэта хочешь ты,
Привыкай волчком крутиться за компом и у плиты.
Жарь куриные котлеты, штопай драные носки
И лечи мой бедный разум, от сомнений и тоски.
Совершенствуйся в чесаньи спинки, пяток, чур, не спать!
Мои туфли безупречно у дверей должны сиять.
И пока я отдыхаю, ты давай, сгребай листву.
Град ли, снег — иду, гуляю, ты — с лопатой на посту.
Проскребаешь мне дорожки —  тише! Рифму не спугни.
Видишь ветку предо мною — потихоньку отогни.
Если что  сказал я — точка. Не перечь мне никогда.
Знай помалкивай. И вот что. Я люблю, чтоб…
Ты куда?..

Мостик (Г. Глушнёв)

Невелик ручеёк,
А пройди-ка без сапог.
Наношу к ручью жердей —
Мост построю без гвоздей.
Люди будут проходить,
Будут мастера хвалить:
— Чей же мостик?
А ничей!
Безымянный, как ручей.

Мысли грустные (А. Барто)

Нагрубил вчера я маме,
Хлопнул дверью я,
Нет доверья между нами,
Нет доверия.

Я проснулся одинокий,
Вспомнил мамины упреки:
Я ее родное чадо,
Про меня все знать ей надо —
Почему неоткровенен?
Нет ли где в душе разлада?

Откровенничать не стану,
Зря надеется!
Откровенничать не стану,
Не младенец я!
И нарочно я туману
Напускаю,
Нынче маму
До души не допускаю.

Я проснулся одинокий,
Мысли грустные,
С горя выучил уроки,
Даже устные.

Напутствие сыну (А. Козловская)

В окна входит добрый вечер, тишиной звеня.
Попросил сегодня ветер перед сном меня
Рассказать тебе, мой милый, где встаёт рассвет,
Почему луна уныло смотрит всем вослед,
Родники бурлят в истоках на святой земле,
Льются отчего потоком мысли по весне.

В первый тёплый вечер мая не прилягу спать —
Я напутствие желаю сыну написать.
В восемь лет малыш мечтает совершить полёт.
Но пока во снах летает — крепышом растёт.
Сон проходит дважды мимо, впрочем, как всегда.
Думать мне невыносимо, что идут года,
И сыночек, подрастая, как младой росток,
Много боли испытает, выйдя за порог.

«Милый, сможешь неудачу вспять ты повернуть,
Выполнимою задачей станет трудный путь.
Ты — миролюбивый мальчик? Не коснёшься бед,
Если будешь не запальчив недругам в ответ.
Надо с тёплым настроеньем день свой начинать —
И воздаст вознагражденье Божья благодать.
Рода где исток хранится — должен твёрдо знать,
Чтобы Родины границы смело защищать.
На друзей оставь ты время, вместе веселей,
Будет с кем и о проблемах говорить смелей.
Ведь луна глядит печально потому, сынок —
От людей скрывает в тайне свой один порок.
Не учила, видно, мама: злость — нехорошо!
И луна всегда угрюма, колкий взгляд смешон.
Метких избежишь орудий — помогает бог,
Ловким, смелым, добрым будешь — славен твой чертог.
Коль печаль терзает душу — прочь скорей гони,
Скверный план её нарушит бодрый организм.
Ранним утром на зарядку весело спеши,
На ближайшей спортплощадке бегай от души
И храни нательный крестик — силы сбережёт.
Дух здоровый, ум на месте — в жизни повезёт!»

Про любовь к чему советы?
Можно обождать…
За окном лучи рассвета.
— Сын, пора вставать!

Настюшка и мобильничек (К. Авдеенко)

Хорошо живет Настюшка!
И одета, и сыта;
Только стала вот вреднюшкой —
Всё не то, да всё не так.

Надоела вдруг Настюшке
Мамы вкусная еда,
Надоели все игрушки!
Вот ребёнок… Вот беда!

Злится, дуется Настюшка,
И не ест, хитрюшка, щей;
Подавай такой вреднюшке,
Подавай мобилку ей!

Да не просто телефончик
Ты Настюшке подавай!
Небольшой чтоб был, как пончик!
Рыжий чтоб, как каравай!

Хочет взрослой быть Настюшка,
И с мобильничком играть,
Вечерами с Мишкой-плюшкой
Брать с собой его в кровать.

Эх, хитрюшка ты, Настюшка!
Ты одета и сыта.
Перестань же быть вреднюшкой!
Вредность — глупая черта.

Не сжимай, Настёна, губы —
Маму с папой обними!
Ведь они тебя так любят —
Ты их слушай! Не шуми!

© Copyright: Кирилл Авдеенко, 2008
Художник-иллюcтратор: Елена Новик

Наш Андрейка (Ю. Яковлев)

Вы встречали человека
В шубке,
С шарфом за спиной?
Небольшого человека
С карамелькой за щекой?

Кто такого не заметит!
Вздёрнут нос его слегка,
А в глазах весёлых светят
Два задорных огонька.

Заметает все тропинки
Вьюга вдоль и поперёк.
Тают легкие снежинки,
Чуть коснутся жарких щёек.

Он шагает с папой рядом
По хрустящему снежку.
— Поторапливаться надо! —
Говорит отец сынку.

Поспевает сын едва:
Папа — шаг,
Сынишка — два.

Только вышли к повороту —
Повстречался папин брат:
— Вы куда?
— Мы на работу! —
Папа с сыном говорят.

Их завидев, светофоры
Свет зелёный им дают.
Тормозят в пути шоферы —
Пусть рабочие пройдут.

Вместе вышли на Лесную,
Миновали проходную.
На углу часы висят,
Под часами — детский сад.
Говорит отец:
— Ну что ж,
Сам теперь, сынок, дойдешь?

Сын в ответ:
— Дойду, конечно! —
А когда запел гудок,
Папа в цех пошел кузнечный,
В детский сад свернул сынок.

День морозный в город входит.
На снегу шаги скрипят.
Нина Павловна выводит
На прогулку всех ребят.

Полетели, словно птицы,
Словно голуби, снежки.
Шапки,
Шарфы,
Рукавицы
Замелькали, как флажки.

Мчатся сани. Встречный ветер
Дует, дует всё сильней.
И теперь никто на свете
Не обгонит тех саней!

Чьи-то сани вдруг столкнулись,
На ходу перевернулись.
Засмеялись все кругом.
Лишь Андрейке не до смеха:
Ведь не он на санках съехал —
Санки съехали на нём.

Нина Павловна взглянула:
Что за снежный человек?
Быстро варежкой стряхнула
С побелевшей шубки снег,
Говорит:
— Постой-ка рядом.

Дух Андрейка перевел,
Озорным, весёлым взглядом
Всех товарищей обвёл.
Засмеялся звонко,
Отбежал в сторонку.

Из пушистой рукавицы,
Из Андрейкиной руки
Полетели, словно птицы,
Словно голуби, снежки.

Чтобы люди не скользили,
Дворник лёд скребет скребком.
Чтобы смело проходили,
Посыпает двор песком.

Льда и снега очень много,
Не спеша скребок шуршит.
Но Андрейка на подмогу
С ребятишками спешит.

Он мороз встречает смело,
У него лицо горит,
Потому что он без дела
Ни минуты не сидит.

Стал он снег сгребать лопатой —
Скинул варежки долой.

Собираются ребята
Кто с лопатой,
Кто с метлой.
Как взялись они за дело,
Как работа закипела!

Валят снег в большую груду,
Звонкий скалывают лед.
Снег давно прошел повсюду,
Только здесь метель метет.

Здесь работы много было —
Проходите без помех!
Даже снега не хватило
В нашем дворике на всех.

У мальчонки-невелички
Потерялись рукавички.

Дал Андрей ему свои:
— На, возьми пока мои!

Обнял мальчика рукою,
Говорит ему:
— Пойдем!
Рукавички мы с тобою
Обязательно найдем!

У ребят сломались санки.
Все притихли —
Как тут быть?
Собирайте рейки, планки —
Надо санки починить!

Встал Андрейка на колено,
Стал он гвоздь вбивать поленом,
Но не слушается гвоздь:
Он идет то вкривь, то вкось.

Не прибить Андрею рейки —
Плохи, стало быть, дела.
Нина Павловна к Андрейке
Незаметно подошла.

— Не беда! — она сказала.
Молоток большой достала.

Взял Андрейка молоток —
Молоток ему помог.

Гвозди вбиты,
Все готово —
Санки с горки мчатся снова.

На снегу из-за берёз
Показался чёрный пёс.

Петя взял морозный ком,
Бросил в чёрного снежком.

Пёс мохнатый заворчал,
Он залаял, зарычал,
Поднял грозно хвост трубой:
«Выходи, малыш, на бой!»

Петя крикнул:
— Эй, Андрей,
На лопату, пса побей!

Но Андрей шагнул вперед,
Без лопаты к псу идет.

Говорит ему вблизи:
— На конфету, погрызи!

Чёрный пес вильнул хвостом,
Сгрыз конфету, а потом
С малышами подружился
И запрыгал, закружился.

В вышине гудок поёт —
На обед завод зовёт.

Папа выключил станок —
Пообедать надо.
И услышали гудок
В садике ребята.

Вкусно пахнет пирогом.
На обед домой бегом!
Нин Павловна — из сада,
А за нею — все гуськом.

На порог Андрей шагнул,
Шубку скинул,
Снег стряхнул.

Но за стол садиться рано.
Кран открыл — вода из крана.
Мыло юркое скользит,
Мыло выскользнуть грозит.

Полотенце взял в углу,
Руки вытер — и к столу.

Все ребята замолчали,
Только ложки застучали.

Вот Андрейкина тарелка
Супа жаркого полна.
Вдруг тарелка стала мелкой —
Ложка достает до дна.

У соседа
У Петра
Крошек целая гора.

Мальчик кушал здесь?
Едва ли!
Может, чижики клевали?

В свою столовую давно
Слетелись птицы под окно.

Её ребята сделали
Из двух досок вчера.
Ребята пообедали,
И птиц кормить пора.

Галки все сюда слетелись,
Замахал снегирь крылом,
Воробьи, шумя, расселись
За берёзовым столом.

Здесь ни вилок и ни ложек
У гостей пернатых нет.
Им Андрейка вкусных крошек
Приготовил на обед.

Дробно щёлкают, стучат
Клювы крепкие галчат.

Разодрались воробьи:
— Чик-чирик! Мои, мои! —
Им сказала строго Настя:
— Разделите все на части!
Поклевали — улетайте! —
Быстро кончился обед.
— К ужину не опоздайте! —
Им кричит Андрейка вслед.

В тихий час глаза сначала
Закрываться не хотят.
Но усталость укачала,
И ребята крепко спят.

На полу не скачет мячик,
И волчок жужжать устал.
Даже самый шумный мальчик
Самым тихим стал.

Кончен тихий час,
Сейчас
Наступает шумный час.

Встал Андрейка по часам,
И, как все ребята,
Он кровать заправил сам
Ровно, аккуратно.

Все ребята в башмаках,
А у Петра
Башмак в руках.

Говорит:
— Пока я спал,
Почему-то стал он мал!

Подошел Андрейка ближе,
Поглядел на башмаки
И смеется:
— Посмотри же,
Ведь башмак не с той ноги!

От окошка до порога
Непрерывная езда:
Здесь железная дорога,
Здесь проходят поезда.

Рельсы тонкие и шпалы,
Водокачки и вокзалы,
Семафоры и мосты —
Все сейчас увидишь ты!

Паровоз гудит басистый.
Я не вижу здесь детей —
Здесь связисты,
Машинисты
И строители путей.

Всем сейчас нашлась работа:
Петя в руки взял флажок.
Он стоит у поворота,
Что есть сил трубит в рожок.

Настя мост несёт в охапке —
Не проедешь без моста.
Наш Андрейка в красной шапке
Отправляет поезда.

— Почему, — спросил он строго, —
Стал курьерский на мосту?
Здесь железная дорога,
Здесь минуты на счету!

В это время загудели
Паровозы в тишине,
И помчались, полетели
Поезда по всей стране.

Вечер. Снег бесшумно реет.
За окошком синева.

Поскорее,
Поскорее
Попадайте в рукава,
Надевайте рукавицы,
Поднимайте воротник!

Снег хрустит и серебрится…
Мчитесь, санки, напрямик!

Грузовик стоит уныло —
Не работает мотор.
Кепку сдвинул на затылок
Озабоченный шофер.
Наклонясь вперед плечом,
Он орудует ключом.

Тут Андрейка подбегает,
Запыхавшись на бегу.
Он шофёру предлагает:
— Разрешите, помогу!

Говорит шофёр Андрею:
— Подержи-ка ключ, сынок,
А теперь подай скорее
Плоскогубцы, молоток!

Загудел мотор исправный,
Улыбается шофёр:
— Ну, садись, теперь по Главной
Прокачу во весь опор!

Посмотрел Андрей на сад
С ледяной горою:
— А нельзя ли всех ребят
Захватить с собою?

Говорит шофер:
— Идёт!
Всех машина заберёт!

Снег взлетает,
Снег кружится —
По двору машина мчится.

Мимо горки,
Мимо сада
Быстро шины колесят.
С Ниной Павловной ребята
Тесно в кузове сидят.

Вы встречали человека
В шубке,
С шарфом за спиной?
Небольшого человека
С карамелькой за щекой?

Он шагает с папой рядом
По хрустящему снежку.
— Поторапливаться надо! —
Говорит отец сынку.

Поспевает сын едва:
Папа — шаг,
Сынишка — два.

Начинает снег кружиться,
Галки мёрзнут на ветвях.
А снежинки — на ресницах,
На щеках и на бровях.

Оба вышли за ворота,
Через площадь, через сад…

— Вы откуда?
— Мы с работы! —
Папа с сыном говорят.

Вдруг звонок раздался длинный,
Заливается, звенит.
— Возвращаются мужчины! —
Это мама говорит.

Появились на пороге
Два полярника в снегу.
— Вытирай скорее ноги! —
Говорит отец сынку.

Чистить начали друг друга —
Поднялась в передней вьюга.

С календарного листка
Молча смотрит Ленин.
Посадил отец сынка
Тихо на колени.

Снег метёт, в окно стуча
Белой мягкой лапой.
И глядят на Ильича
Оба — сын и папа.

Говорит отец тогда
Ласково и строго:
— В жизнь, сынок, шагай всегда
Ленинской дорогой!

А ещё отец сказал:
— Первым будь в ученье,
Потому что завещал
Так товарищ Ленин.

Хоть ещё Андрейка мал,
Отвечает смело:
— Как родной Ильич сказал,
Буду, папа, делать!

Тихо маятник шагает,
Верхний свет давно погас.
Книгу за столом читает
Папа в этот поздний час.

Мама рядом за столом
Смотрит красочный альбом.

Вот река,
Вот подорожник,
Самолет, комбайн, вокзал.

Хоть Андрейка не художник,
Но сумел — нарисовал.

Вот военный на границе…
Шелестят, бегут страницы.

***

Кто нырнул под одеяло?
Кто уже давно молчит?
Раскрасневшийся,
Усталый,
Наш Андрейка крепко спит.

Наше и моё (Г. Сапгир)

Наше встретило Моё:
— Всё моё! —
Кричит Моё. —
Мячик мой,
Ножик мой,
Стул хромой
Тоже мой.
Книга куплена —
Моя.
Для меня —
Моя семья.
И на мне —
Всё моё:
Мой костюм,
Моё бельё.
Нет на свете
Ничего,
Кроме
Мо-е-го!
Но ему сказало Наше:
— Есть моё,
Но есть и наше.
Наш дом,
Наш двор,
Наш с тобою разговор.
Кроме этого, у нас —
Наша школа,
Наш класс,
Наша дружба,
Наша честь…
И всего не перечесть.
Это наша
Страна!
Светит наша
Луна!
Наше солнце
Горит! —
Вот что Наше говорит.
А Моё твердит своё:
— Всё моё, моё, моё!
А Моё пищит своё,
Как у речки комарьё.
К сожаленью, до сих пор
Не окончен этот спор.

Не совсем (Ш. Силверстайн)

«Хорошо, да не совсем», —
Заявила Мэри Хэм,
Оглядев нарядный дом
В платье с бархатным хвостом.
— Эта скатерть не бела,
Лучше б розовой была.
Ей сегодня только семь!
«Хорошо, но не совсем».

«Он хорош, да не совсем», —
Говорила Мэри всем
Про аманта и красавца,
Не желая с ним встречаться.
«Ах, была некрепкой связь,
И она оборвалась».
Этот фрукт для Мери Хэм
«Был хорош, да не совсем».

«Хорошо, да не совсем», —
Повторяла миссис Хэм,
Над контрольными горой
Сидя позднею порой.
И у всех она уныло
Недостатки находила,
А зубрилам пишет всем:
«Хорошо, но не совсем».

Было ей почти сто лет,
Пробил час, и на паркет
Миссис Хем упала с маху,
Хор пропел над ней «мир праху».
А душа прошла сквозь двери,
Полетела к Богу Мэри.
А из рая:» Мэри Хем
Хороша… да не совсем».

Не та почва (Э. Островская)

На яркую зелень
Молоденькой липки
Мы с братом
Смотреть не могли
Без улыбки.
Качалась та липка
На лёгком ветру
И веткой махала нам вслед
Поутру.

Потом посадили
Дубок молодой
И долго его
Отливали водой.
С трудом принялся он,
Всё лето был болен…
Но Юрка, сосед наш,
Остался доволен,
Потряс его ствол,
Постучал по коре:
— Нам только такой
И сажать во дворе.
Его не сломаешь,
Он должен согнуться… —
И кинул на ветку
Тужурку да бутсы.
А Саня,
Бороться задумавший с Юркой,
Повесил портфель
По соседство с тужуркой.

«Борцы» отступали,
Свивались в клубок.
Никто не заметил,
Как рухнул дубок.

А липка сломалась
Под тяжестью Светки,
Которая лихо
Качалась на ветке.

— Наш двор окружён
Тополями густыми.
А что же у нас, — говорят, —
Как в пустыне?

— У нас не растут, —
Отвечают ребята.
— Почва, видать,
Во дворе плоховата…

Не только про Вовку (А. Барто)

У Вовки черный пудель,
Красавец пудель есть,
Ему в цветной посуде
Приносит Вовка есть.

Считает он за честь,
Что в доме пудель есть.

— Его мы не простудим?! —
Он спрашивал в мороз.
Чтоб был доволен пудель,
Его в объятьях нес.

Поил душистым чаем,
В щенке души не чаял.
Но мы скрывать не будем,
Сказать пришла пора,
Что есть не только пудель,
У Вовки есть сестра.

Чтоб даже не пыталась
Она ласкать щенка,
Ее он стукнул малость.
Подумаешь! Осталось
Всего два синяка.

Иной, скрывать не будем,
Готов ласкать собак,
Но почему-то к людям
Относится не так.

Невидимка (З. Александрова)

Вот какие чудеса –
Невидимка завелся!

То котенка он обидит,
То сорвет бутон цветка…
Но никто нигде не видит
Этого озорника.

Он галоши в печку спрятал –
Разве сразу их найдешь!
И, на зависть всем ребятам,
По сырым дорожкам сада
Митя бегал без галош.

Это он чернила делал,
Натворив на кухне бед.
Мама сразу разглядела
В уголке клеенки белой
Голубых ладошек след.

Говорит тихонько Митя:
— Нет, вы только посмотрите!
Вот бумажки от конфет –
Кто-то лазил в наш буфет!

Видишь, мама, нарисован
Мелом страшный крокодил.
Значит, к нам сегодня снова
Невидимка приходил?

Мама сыну отвечает:
— Что ж он всё озорничает?
Взял чернильный карандаш,
Воду выпустил из ванны…
Знаешь, он какой-то странный,
Невоспитанный, не наш…

Он цветы в саду ломает
И рисует на стене…
Разве он не понимает,
Что с Танюшкой трудно мне?

Говорит сынишка маме:
— Не брани его сейчас!
Невидимка рядом с нами –
Он, наверно, слышит нас…
Может быть, он сам не прочь
Чем-нибудь тебе помочь!

День проходит, два проходят,
Невидимка вдруг притих…
Но не он ли в огороде
Поработал за двоих?
Он полол салат и лук,
Всю крапиву смял вокруг!

Таня хлопает в ладоши:
— Невидимка добрый стал!
Мама, он теперь хороший,
Он мне вишенок достал…

Прибежал сегодня Митя,
Сел, довольный, за еду:
— Невидимка-то, глядите,
Полил нам цветы в саду!
Возле бочки у воды
Видел я его следы…

А пока Танюшку мама
В ясли за руку вела,
Невидимка тот же самый
Взял посуду со стола,
Вымыл чашки, котелок,
Вилки вычистить помог…

Боты вымыты сестренке,
Смотана для мамы шерсть…
Митя спрашивает звонко:
— Невидимке дело есть?
Если хочешь, с ним вдвоем
Мелких щепок наберем…

Мама улыбнулась Мите:
— Отдохни, сынок, пока.
С Невидимкой посидите
И поешься пирожка…
Отнеси ему пирог –
Хорошо он нам помог!

Неряха (Е. Стеквашова)

Ваня, Ванечка, неряха
В пятнах вся твоя рубаха —
За столом ты вместо ложки
Рукавами лез в картошку.
Про салфетку помнить тяжко —
Вытер руки о рубашку.

Неряхин дом (Ш. Силверстайн)

Какой позор. Ну как так можно жить?
Твое белье на лампе подсыхает,
А с мокрого плаща — нашел, где положить —
На шмотки в кресле грязный снег стекает.

Неумейка (Я. Аким)

Слыхали?
Сегодня
В подъезде
Восьмом
Ходил почтальон
С необычным
Письмом.

Измятый конверт,
А на нём
По линейке
Написано чётко:
«ВРУЧИТЬ НЕУМЕЙКЕ».

На первый этаж
Письмоносец
Зашёл.
Увидел, как Вову
Сажали
За стол.

Со сказкою
Вове
Вливали бульон.
— Письмо Неумейке! —
Сказал почтальон.

За ложку
Схватился
Испуганный
Вова,
А мама ответила:
— Нету такого!

В квартире
Над ними
Жил мальчик
Андрюшка.
По комнате всей
Раскидал он
Игрушки.

Услышав про адрес,
Смутился
Андрейка:
— Не думайте, дядя,
Что я — Неумейка!

Я, дядя,
Ещё не окончил
Игру.
Вот выстрою
Домик
И всё уберу.

Направилась
Почта
В квартиру направо,
Где только проснулся
Голубчиков Слава

Сестрёнка ему
Надевала
Чулок,
А Слава скучал
И глядел
В потолок.

Сказал почтальон
— Неплохая семейка!
Не здесь ли живёт
Гражданин Неумейка?

Но Слава,
Услышав
Обидное слово,
Чулок натянул
И воскликнул:
— Да что вы!
Я сам одеваюсь,
Когда захочу,
А это… ну, просто
Сестрёнку учу!

Идёт письмоносец
В другую
Квартиру
И видит на кухне
Такую
Картину:
Тарелки
Помыты
И сложены в груду,
А мама и дочь
Вытирают
посуду.

Сказал почтальон,
Улыбнувшись:
— Беда!
Простите,
Я снова
Попал не туда!

Спустился во двор
Письмоносец
И вскоре
Чуть-чуть не упал
На трёхлетнего
Борю —
Цветы поливал он
Из маленькой лейки.

И здесь
Не нашёл
Почтальон
Неумейки!

Присел почтальон,
Отдохнул
И опять
Отправился в путь —
Неумейку искать.

Письмо
Получателя ищет по свету.
Но что же в письме?
Рассказать по секрету?

Два слова
В конверте
Письма заказного:
«ПОЗОР НЕУМЕЙКЕ!»
Обидных два слова.

И я вас прошу:
Постарайтесь, ребята,
Чтоб это письмо
Не нашло
Адресата!

Нехочуха (Г. Голова)

Будят Лизу утром в садик.
— Не хочу! – кричит она. —
Там противный мальчик Владик,
Каша вечно холодна.

Платье надевать не хочет,
Не успев открыть глаза,
Недовольно вслух бормочет:
— Что за платье? В этом платье
Я как будто стрекоза.

Не надену это платье,
Не надену! Не хочу!
Мама шепчет: — Вот несчастье!
Надо дочь везти к врачу…

— Это что за Нехочуха,
Здесь шумит на белый свет?
У меня проблем со слухом
Не бывало, да и нет.

Приподняв очки на лоб,
Доктор осмотрел больную,
В руки взял фонендоскоп –
Знаю я болезнь такую…

Выпишу рецепт такой —
Чтобы в доме был покой,
Ни конфет, ни новых платьев
Покупать нельзя больной.

Если наша Нехочуха
Будет так же продолжать —
Мучить всех, бурчать старухой,
«Не хочу!» – опять кричать, —

То тогда ее в больницу
Нам придется положить.
От капризов там лечиться,
И без мамы с папой жить.

Что за чудо? Нет капризов,
Дождь из глазок не течет.
И спокойно в садик Лиза
Вместе с мамою идет.

Вот как смог от нехочухи
Доктор Лизу излечить.
Но прошли недавно слухи,
Что болезнь пошла бродить.

Ходит, бродит по домам
И цепляется к детишкам.
А потом — то тут, то там
Маши, Вани, Светы, Мишки
Начинают вдруг кричать:

— Не хочу, не буду спать!
Не хочу идти домой!
И теряют все покой…

Ни «за» и ни «против» (А. Барто)

Ребята заспорят,
Взорвутся как порох,
А он промолчит,
Не участвует в спорах.

Он слова не просит
Ни «за» и ни «против».

Зато в подворотне
Он очень активен:
Коляску с ребенком
Поставил под ливень.

Хромого мальчишку
Избил из-за денег.
Кого-то обманет,
Кого-то заденет.

А в школе молчит,
Не участвуя в спорах.
Зачем волноваться?
Взрываться как порох?

Он слова не просит
Ни «за» и ни «против».

Ну зачем? (И. Токмакова)

Я могу и в углу постоять,
Час могу, два могу или пять.
Я не брал эту запонку красную,
Ну зачем говорите напрасно вы!

Я могу и в углу постоять,
День могу, два могу или пять.
Я не брал эту запонку красную,
Ну зачем говорите напрасно вы!

Ну, погоди! (Е. Стеквашова)

Ванька — ябеда и злюка:
Воспитателю донес,
Как ему я врезал в ухо,
Как ему расквасил нос.
Погоди же, я за это
Разберусь с тобой всерьез.

О бережливости (А. Барто)

Бережливый был он парень,
Он друзей своих берег,
Был друзьям он благодарен,
Им не раз в беде помог.

Бережливость есть другая:
Сам себя оберегая,
Проживешь и без тревог.

О лени (В. Ланцетти)

— Если маленькая лень
Вырастет,
                Большою станет?
— Не настанет этот день!
Ей расти, лентяйке, лень!

О рыцарстве (А. Барто)

— Люблю я в старых книжках рыться,
Где чуть не каждая страница
О том, как благородный рыцарь
Своей прекрасной даме предан,—
Сказал парнишка за обедом.—

Люблю я в старых книжках рыться,
И сам в душе я тоже рыцарь:
Я за прекрасной дамой следом
Ходил бы с шарфом или с пледом,
Я за нее — в огонь и в воду!..
Я лучше стал бы ей в угоду.

— Постой, сынок,— вздохнула мать,
Сидел он рядом с мамой.—
Никак не мог бы ты признать
Меня прекрасной дамой?

О человечестве (А. Барто)

Готов для человечества
Он многое свершить,
Но торопиться нечего,
Зачем ему спешить?

Пока еще он подвига
Себе не приглядел,
А дома (что поделаешь!)
Нет подходящих дел!

Дед от простуды лечится,
Лекарство дать велит,
Но он не человечество,
Он старый инвалид.

С утра Наташка мечется
(Гуляйте с ней с утра!).
Она не человечество,
А младшая сестра.

Когда судьбой назначено
Вселенную спасти,
К чему сестренку младшую
На скверике пасти?!

Пока еще он подвига
Себе не приглядел,
А дома (что поделаешь?)
Нет подходящих дел!

В своем платочке клетчатом
В углу ревет сестра:
— Я тоже человечество!
И мне гулять пора!

Обещание (Е. Раннева)

Не сосулька я, не дождик,
Не размокший в чае коржик.
Я не кран худой, чтоб капать,
Я выносливый, как папа.
Я не сырость и не слякоть…
Всё! Не буду больше плакать!

Одна рифма (С. Михалков)

Шел трамвай десятый номер
По бульварному кольцу.
В нем сидело и стояло
Сто пятнадцать человек.

Люди входят и выходят,
Продвигаются вперед.
Пионеру Николаю
Ехать очень хорошо.

Он сидит на лучшем месте —
Возле самого окна.
У него коньки под мышкой:
Он собрался на каток.

Вдруг на пятой остановке,
Опираясь на клюку,
Бабка дряхлая влезает
В переполненный вагон.

Люди входят и выходят,
Продвигаются вперед.
Николай сидит скучает,
Бабка рядышком стоит.

Вот вагон остановился
Возле самого катка,
И из этого вагона
Вылезает пионер.

На свободное местечко
Захотелось бабке сесть,
Оглянуться не успела —
Место занято другим.

Пионеру Валентину
Ехать очень хорошо,
Он сидит на лучшем месте,
Возвращается с катка.

Люди входят и выходят,
Продвигаются вперед.
Валентин сидит скучает,
Бабка рядышком стоит.

Этот случай про старушку
Можно дальше продолжать,
Но давайте скажем в рифму:
— Старость нужно уважать!

Очки (А. Барто)

Скоро десять лет Сереже,
Диме
Нет еще шести,—
Дима
Все никак не может
До Сережи дорасти.

Бедный Дима,
Он моложе!
Он завидует
Сереже!

Брату все разрешено —
Он в четвертом классе!
Может он ходить в кино,
Брать билеты в кассе.

У него в портфеле ножик,
На груди горят значки,
А теперь еще Сереже
Доктор выписал очки.

Нет, ребята, это слишком!
Он в очках явился вдруг!
Во дворе сказал мальчишкам
— Я ужасно близорук!

И наутро вот что было:
Бедный Дима вдруг ослеп.
На окне лежало мыло —
Он сказал, что это хлеб.

Со стола он сдернул скатерть,
Налетел на стул спиной
И спросил про тетю Катю:
— Это шкап передо мной?

Ничего не видит Дима.
Стул берет — садится мимо
И кричит: — Я близорукий!
Мне к врачу необходимо!

Я хочу идти к врачу,
Я очки носить хочу!

— Не волнуйся и не плачь,—
Говорит больному врач.
Надевает он халат,
Вынимает шоколад.

Не успел сказать ни слова,
Раздается крик больного:
— Шоколада мне не надо,
Я не вижу шоколада!

Доктор смотрит на больного.
Говорит ему сурово:
— Мы тебе не дурачки!
Не нужны тебе очки!

Вот шагает Дима к дому,
Он остался в дурачках.
Не завидуйте другому,
Даже если он в очках.

Петя и его лень (Л. Огурцова)

В 3″А» смеются дети:
У доски страдает Петя.
Он опять всё позабыл,
Мел в его руке застыл.
Перепутал в умноженье,
Не решил пример сложенья,
Смотрит грустно в потолок:
Ох, скорее бы звонок!
Почему смеются дети?
Ведь совсем не глупый Петя.
Потому что дружит лень
С Петею не первый день!

Петя-попугай (С. Маршак)

Первоклассник
Жуков Петя
Подражает
Всем на свете,
Повторяет
Слово в слово
Все, что слышит
От другого.

Смотрит на небо
Прохожий —
Петя Жуков —
Смотрит тоже.

Клоун в цирке
Корчит рожи —
Петя Жуков
Корчит тоже.

Вверх ногами
Ходят дети —
Вверх ногами
Ходит Петя.

Первоклассник
Жуков Петя
Подражает
Всем на свете —

Всем знакомым,
Незнакомым,
Людям, птицам,
Насекомым.

Подражает он сороке —
Тараторит на уроке,

Подражает он собаке —
Целый день проводит в драке.

Подражает комару,
Подражает кенгуру,
Подражает стрекозе,
Подражает шимпанзе.

Первоклассник
Жуков Петя
Подражает
Всем на свете,
Повторяет
Слово в слово
Все, что слышит
От другого.

И за это
Называем
Все мы Петю
Попугаем.

Письмо от Злюки с острова Бабуку (К. Авдеенко)

(ОТ АВТОРА. Письмо от Злюки с дальнего острова Бабуку для маленьких нехочух.
Недовольна Злюка-Бабука поведением детей!)

Я маленькая злюка,
Всем детям шлю привет!
На острове Бабуку
Живу я много лет.
Я чёрная, как чёртик,
Как в печке домовой,
С большущими ушами
И лысой головой.

Сижу я на бамбуке
У озера Бубу,
Гляжу и днём, и ночью
В подзорную трубу.
Далёко-предалёко
Глядит мой зоркий глаз!
Поэтому всё знаю
Про каждого из вас.

Так вот, я замечаю,
И чувствую на слух,
Как много в разных странах
Ужасных нехочух!
Вокруг лишь раздаётся:
«Не буду! Не хочу!»
В Америке, Европе,
На острове Чучу!

Устала, нехочухи,
Я это наблюдать!
Куплю-ка вот ракету,
Чтоб в гости к вам летать.
В окно ворвусь, как ветер,
Ух, всем вам надоем!
Все стены разрисую,
Все лампочки я съем!

И я предупреждаю,
Что вовсе не шучу,
Всё в доме раскидаю,
Игрушки утащу!
Сложу их под бамбуком
У озера Бубу,
На острове Бабуку,
На дальнем берегу.

Но знайте, ребятишки,
Люблю вас всей душой!
Для каждого готовлю
Подарок небольшой.
И пусть я недовольна,
И злющая — ух-ух!
Возьму с собой подарки!
Но только для хочух.

Скажу вам, на Бабуку
Волшебные леса;
Повсюду шоколадки,
В глазури небеса.
Конфеты на деревьях
Вкуснющие — ах-ах!
Пирожные летают
На белых облаках.

Я их пособираю,
В ракету загружу,
И ночью под подушку
Хочухам положу.
Добавлю мармеладок
На разный вкус и цвет,
В ракете места много,
На тысячу конфет!

Ну, хватит! Уж стемнело,
Устала, просто жуть!
Пойду, посплю немного,
Пора мне отдохнуть!
Сегодня что-то плохо
Следить за детворой:
Туман, как покрывало,
Окутал остров мой.

А завтра на бамбуке,
У озера Бубу,
Глядеть я буду долго
В подзорную трубу!
Далёко-предалёко,
Смотреть мой будет глаз!
И помните — всё знаю
Про каждого из вас!

© Copyright: Кирилл Авдеенко, 2010
Художник-иллюстратор: Дарья Максимова,
г. Киев

Плохая девочка (З. Александрова)

Ходит Оленька, вздыхая.
— Что с тобою?
— Я плохая!
Я ногой толкнула кошку,
На пол бросила картошку,
Кашу манную не ела.
Быть хорошей надоело!..

Не пора ли Оле спать,
Чтоб опять хорошей стать!

Плохо пол помыла Лена (Э. Булгакова)

Плохо пол помыла Лена,
Даже плинтус весь в пыли,
И полоски пыли ленью
По квартире пролегли…
Не ленись, дружочек, Лена,
Вымой пол ты мыльной пеной,
Лягут, как калачики,
Солнечные зайчики.

Плохое настроение (Л. Огурцова)

Не живу без слёз и дня:
Что-то мучает меня.
Целый день мне нет покоя —
Настроение плохое.
Мне б игрушки, как у Пашки,
Рюкзачок, как у Наташки,
А ещё велосипед —
У меня такого нет!
Ой, завидую другим:
Почему всё им да им?

По-братски (Е. Жданова)

— За что? — спросила няня,-
Ты брата укусил?
— Когда я мылся в ванне,
Он свет мне погасил.

Я был уже намылен,
И на пол ливень лил…
Ведь я его не сильно,
Чего он завопил,

Как дикая Годзилла,
Как бешеный осёл,
Как самка гамадрила,
Как раненый козел?

Теперь сижу, наказан,
Меня расплата ждет.
А Ваня перевязан,
Мороженое жрёт.

— И где такое видано?!
— Да как же ты посмел?!
— И как тебе не стыдно?!
— Ты просто очумел!..

Досадно мне и стыдно,
Что Ваню укусил
Не больно, не обидно,
Не из последних сил.

Повстречали барина (А. Барто)

Мы в поселке Марьино
Повстречали барина,
Молодого барина
Четырнадцати лет.
За ним четыре дурочки —
Две Ниночки, две Нюрочки —
Вели велосипед.

Он ехал, будто нехотя,
Мол, утомился ехать-то,
С велосипеда слез
И приказал он дурочкам —
Двум Ниночкам, двум Нюрочкам:
— Машину — под навес!

По разуменью барина —
Она ему подарена,
А Нюрочки да Ниночки
Сдувай с нее пылиночки.

Подари, подари… (А. Барто)

Люся в комнату вошла,
Села на диванчик
И берется за дела:
Начинает клянчить.

От зари и до зари,
В летний день и в зимний
Люся просит: — Подари,
Мама, подари мне…

Подари мне, подари
Эти бусы-янтари.
Для чего вам бусинки?
Подарите Люсеньке!

— Игорек, Игорек,
Подари мне пузырек!
Ты же мой товарищ,
Пузырек подаришь?

Ходит бабушка зимой
В теплом шарфе с бахромой.
Клянчит, клянчит Люсенька:
— Я мала-малюсенька,
Ты мне шарфик уступи,
А себе другой купи.

На минутку замолчала…
Начала опять сначала:
— Для чего вам бусинки,
Подарите Люсеньке!

Полосатые вопросы (Ш. Силверстайн)

Я зебре задал неудобный вопрос:
— Скажите, каких на вас больше полос, 
Белых иль черных?
Она отвечала:
— Ладно. Но только и ты мне ответь для начала,
Что лучше: не сделав, ослом оказаться
Иль, сделав не вовремя, перестараться?
Ты куришь. Хорош. Или просто плошаешь,
Когда расслабляться себе позволяешь?
Ты в праздники грустный, а в траурный день
Бывает, поскачешь, как дикий олень.
Красив ты, когда  поступаешь уродски,
Или урод, если в зеркале плоском
Видишь себя и себя одного?..
Больше не спрашивал я ничего.

Помощник (В. Косовицкий)

Гости вечером придут?
В семь часов?
Надо стол помочь накрыть?
Я готов!
Скатерть белую один,
Как люблю,
Расправляя на углах,
Расстелю!
Вилки, ложки разложу
По местам!
Получилось у меня!
Правда, мам?!
И на кухне помогать
Буду рад!
Чистить яйца и крошить
Их в салат!
Приготовлю и поставлю
На стол!
Ой! Ну, кто же натирает
Так пол?!
Поскользнулся и… у стенки
В углу –
Весь салат теперь лежит
На полу…
Только взялся за метлу
И совок,
Как у двери раздается
Звонок…
Это гости, скажут: «Стыд и позор!»…
Замету-ка я салат под ковер…

Помощница (А. Барто)

У Танюши дел немало,
У Танюши много дел:
Утром брату помогала —
Он с утра конфеты ел.

Вот у Тани сколько дела:
Таня ела, чай пила,
Села, с мамой посидела,
Встала, к бабушке пошла.

Перед сном сказала маме:
— Вы меня разденьте сами,
Я устала, не могу,
Я вам завтра помогу.

Помощница (А. Марков)

Дел немало у меня,
Согласитесь сами,
Потому что дома я
Помогаю маме.

Подмету в квартире пол,
Вымою посуду,
Оботру плиту и стол,
Пыль смахну повсюду.

А потом я принесу
Травку для крольчонка,
На лужайке попасу
Нашего козленка.

После трудового дня
Радостно бывает,
Ведь помощницей меня
Мама называет!

Помощница (Е. Стеквашова)

Маме трудно, я-то знаю.
Я ей часто помогаю —
Все игрушки в ряд сложу,
Как стирать ей подскажу.
Дорасти бы до стола,
Я бы многое смогла.

Понарошку (Т. Петухова)

Кто-то в доме
понарошку
В холодильник запер
кошку!
Перца в чайник
поварешку
Кто насыпал
понарошку?!

Наказать, что ли,
Сережку?
Не взаправду —
понарошку.
Слезы льет он,
Льет в ладошку,
Может, тоже
Понарошку?..

Послание в бутылке (Э. Добжинецкая)

Вот веселый мальчуган
С нетерпеньем ждет на пляже —
Вдруг найдет из дальних стран
Ларь с посланием бумажным.
С затонувшего фрегата
Карту острова в бутылке
И пергамент желтоватый
С тайным знанием в посылке.
Или, может, из далёка
Из-за гор, из-за морей,
Все секреты выдав строкам,
Пишет кто-то из друзей.
Но куда ни кинет взгляд,
Видны горы грязной массы,
Тайн, загадок не сулят
Тонны хлама и пластмассы.
Помни, будучи у моря,
Мальчика на берегу,
Про его печаль и горе,
И услышь его мольбу.
Не бросай отходы в море,
Не пойдут они ко дну,
Береги вокруг природу,
Жизнь планеты на кону.
Ты невидимому другу
Посылай лишь то, что сам
Получить был рад, вернись по кругу
Дар твой через океан.

Почему? (С. Рагулина)

Что случилось? Нет, не враки!
Во дворе большая драка!
Рыжий кот и черный пес
Бум! Столкнулись к носу нос!
Катится цветной клубок:
Восемь лап и шерсти клок.
Р-р-р. Рычанье. У-у-у. Урчанье,
С-с-с. Сопенье. Ш-ш-ш. Шипенье.
Миска киснет с молоком,
Косточки лежат рядком.
Почему они дерутся
И никак не разберутся?
Даже маленький ребенок,
Верблюжонок, кенгуренок,
Медвежонок и слоненок,
Желтый крошечный цыпленок
Знают, чуть ли ни с пелёнок:
Чтоб не ссориться, не злиться,
Нужно с другом поделиться!

Почему я Маша? (Е. Раннева)

Потеряла Маша
книжку и картинку,
Ищет бусы к платью,
куколку Маринку.
Не найдёт котёнка
непоседа Маша,
Вновь вздыхает мама:
«Маша – растеряша».
Дочку растеряшей
даже папа дразнит.
Маша-растеряша
ей подходит разве?
Все теряют что-то:
Светы Ани, Даши,
Но никто не скажет:
Света – растеряша.
Почему я Маша?
Почему не Ева?
Все бы говорили:
Ева – королева.

Правила для малышей (Л. Огурцова)

У зебры я спросил однажды:
«Какого цвета полосы твои:
Они белы или черны?»
Но зебра посмотрела важно
И задала вопрос: «А ты?»

«Всегда ли добрый ты
Или порой — не очень?
Всегда ли хохотун
Иль иногда ревешь?
Всегда опрятен ты
Или бываешь всклочен?
Всегда ли ты хорош?
Всегда ли ты?…»

И так твердила зебра раз сто сорок.
Зачем я только задал ей вопрос?

Правила поведения в поликлинике (С. Осинина)

В поликлинике сидите?
Хорошо себя ведите.
Чур, не бегать, не носиться,
Не скакать и не беситься,
В коридоре не болтать –
В тишине приема ждать!

Принцесса (Н. Рубцова)

В одном королевстве
Принцесса живёт
И, как все принцессы,
Капризной слывёт.
То ей неудобно,
То ей тяжело,
То холодно слишком,
То слишком тепло,
То свет ей мешает,
То слишком темно.
Как ты ни старайся,
Не так всё равно.
У вредины нет
Ни друзей ни подруг.
Отбилась она
Совершенно от рук!
Ужасно устали
И мать и отец.
Когда же капризам
Наступит конец?
И все в королевстве
С обидою ждут,
Когда ей ремня
По заслугам дадут.
Все дети капризны,
Когда им четыре,
Но только принцессы
Капризней всех в мире!

Про девочку Да и мальчика Нет (З. Александрова)

Я знаю домик у пруда.
И это не секрет,
Что там живет сестренка Да
С упрямым братцем Нет.

Малыш упрямится всегда,
На все один ответ –
И надо бы ответить «да»,
Но он ответит «нет».

Кем краска пролита? Когда?
На стенке пальцев след.
Краснея, сознается Да,
Ладошки прячет Нет.

На кухне булькает вода,
Большой котел нагрет.
Купаясь, брызгается Да,
Грязнулей ходит Нет.

— Жить невозможно без труда, —
Твердит ребятам дед.
Цветы польет из лейки Да,
Но их потопчет Нет.

Зайдут ребята иногда,
Чтоб взять велосипед.
Катается с друзьями Да,
Один скучает Нет.

На стол поставлена еда,
Давно готов обед.
Берет большую ложку Да,
Не хочет супу Нет.

Когда вечерняя звезда
Зажжет в окошке свет,
Послушно спать ложится Да,
Капризничает Нет.

Но иногда с мальчишкой Нет
Случается беда.
— Конфетку хочешь? – спросит дед.
И внук ответит: — Да!

А хорошо бы, чтоб всегда
И не из-за конфет
Нам отвечал послушно «да»
Упрямый мальчик Нет.

Про девочку, которая плохо кушала (С. Михалков)

Юля плохо кушает,
Никого не слушает.
— Съешь яичко, Юлечка!
— Не хочу, мамулечка!
— Съешь с колбаской бутерброд! —
Прикрывает Юля рот.
— Супик?
— Нет…
— Котлетку?
— Нет… —
Стынет Юлечкин обед.
— Что с тобою, Юлечка?
— Ничего, мамулечка!
— Сделай, девочка, глоточек,
Проглоти еще кусочек!
Пожалей нас, Юлечка!
— Не могу, мамулечка! —
Мама с бабушкой в слезах —
Тает Юля на глазах!
Появился детский врач —
Глеб Сергеевич Пугач.
Смотрит строго и сердито:
— Нет у Юли аппетита?
Только вижу, что она,
Безусловно, не больна!
А тебе скажу, девица:
Все едят —
И зверь и птица,
От зайчат и до котят
Все на свете есть хотят.
С хрустом Конь жует овес.
Кость грызет дворовый Пес.
Воробьи зерно клюют,
Там, где только достают,
Утром завтракает Слон —
Обожает фрукты он.
Бурый Мишка лижет мед.
В норке ужинает Крот.
Обезьянка ест банан.
Ищет желуди Кабан.
Ловит мошку ловкий Стриж.
Сыр швейцарский
Любит Мышь… —
Попрощался с Юлей врач —
Глеб Сергеевич Пугач.
И сказала громко Юля:
— Накорми меня, мамуля!

Про мальчика Джимми (Ш. Силверстайн)

Я вам расскажу про мальчика Джимми.
Совру — не сносить головы.
Он очень любил смотреть телевизор,
Почти так же, как любите вы.
Он смотрел весь день, он смотрел всю ночь,
Все смотрел, и в школу не шел.
От «Раннего шоу» до «Позднего шоу»
И все шоу между этими шоу.
Похудел, наш Джимми, позеленел,
И взгляд его остекленел,
И все потому, что наш маленький Джимми
Все смотрел и не спал, не ел.
И вот лицо его превратилось 
В телеэкран голубой,
Оно то мерцало, то ровно светилось,
Менялись каналы сами собой.
Вихры превратились в телеантенну,
Усы их торчат в потолок,
Мозги сплелись у него постепенно
В цветных проводов моток.
И если слегка покрутить Джимми уши,
Наладятся звук и контраст,
А из динамика рта вас тут же
Матчем футбольным обдаст.
А сзади у Джимми провод, как хвостик,
Ведет он к розетке в стене.
И вечером к нам приходили  гости
И были довольны Джимми  вполне.
Сидели однажды, смотрели страшилку.
Вдруг Джимми  как начал искрить!
Он мог бы сгореть. Но я выдернул вилку,
Совру — головы не сносить.

Про мимозу (С. Михалков)

Это кто накрыт в кровати
Одеялами на вате?
Кто лежит на трех подушках
Перед столиком с едой
И, одевшись еле-еле,
Не убрав своей постели,
Осторожно моет щеки
Кипяченою водой?

Это, верно, дряхлый дед
Ста четырнадцати лет?
Нет.

Кто, набив пирожным рот,
Говорит: — А где компот?
Дайте то,
Подайте это,
Сделайте наоборот!

Это, верно, инвалид
Говорит?
Нет.

Кто же это?
Почему
Тащат валенки ему,
Меховые рукавицы,
Чтобы мог он руки греть,
Чтоб не мог он простудиться
И от гриппа умереть,
Если солнце светит с неба,
Если снег полгода не был?

Может, он на полюс едет,
Где во льдах живут медведи?
Нет.

Хорошенько посмотрите —
Это просто мальчик Витя,
Мамин Витя,
Папин Витя
Из квартиры номер шесть.
Это он лежит в кровати
С одеялами на вате,
Кроме плюшек и пирожных,
Ничего не хочет есть.

Почему?
А потому,
Что только он глаза откроет,
Ставят градусник ему,
Обувают,
Одевают
И всегда, в любом часу,
Что попросит — то несут.

Если утром сладок сон —
Целый день в кровати он.
Если в тучах небосклон —
Целый день в галошах он.

Почему?
А потому,
Что все прощается ему,
И живет он в новом доме,
Не готовый ни к чему.

Ни к тому, чтоб стать пилотом,
Быть отважным моряком,
Чтоб лежать за пулеметом,
Управлять грузовиком.

Он растет, боясь мороза,
У папы с мамой на виду,
Как растение мимоза
В ботаническом саду.

Про тебя самого (Н. Кончаловская)

— Ты не причёсан, ты оброс,
Давно не стригли мы волос,
Давно нас парикмахер ждёт! —
Но мальчик ножницы берёт
И говорит: — Я сам! Я сам! —
И режет волос тут и там.
— Смотри-ка в зеркало! Хорош?
Ты на кого теперь похож?

Часы со звоном время бьют
И никогда не отстают.
Их по субботам, ровно в час,
Заводит мама каждый раз.
С ключом подходит сын к часам
И говорит: — Я сам! Я сам! —
Он вертит ключ сто раз подряд…
И с этих пор часы стоят.

Мать говорит: — Дай гвоздик мне,
Портрет повесим на стене! —
Но сын кричит: — Я сам хочу!
Сам этот гвоздик вколочу! —
И вот с гвоздём и молотком
Почти под самым потолком,
А уж оттуда — кувырком!
Теперь он в шишках, в синяках,
Сидеть не может он никак —
И тут болит и там болит,
Лежит в постели инвалид!

Теперь давай поговорим,
Что можно делать вам самим.
Умойся и оденься сам,
Сам чисти зубы по утрам,
Сам застели свою кровать,
Сам можешь комнату прибрать.
И эту книжку по складам
Уже прочесть ты можешь сам.
А спички, бритвы и ножи
Пока, на время, отложи.
И то, что ты не можешь сам,
То дело бабушек, и мам,
И старших братьев, и сестёр —
Вот и закончен разговор!

Про Фому (С. Михалков)

В одном переулке
Стояли дома.
В одном из домов
Жил упрямый Фома.

Ни дома, ни в школе,
Нигде, никому —
Не верил
Упрямый Фома
Ничему.

На улицах слякоть,
И дождик,
И град.
— Наденьте галоши, —
Ему говорят.

— Неправда, —
Не верит Фома, —
Это ложь… —
И прямо по лужам
Идет без галош.

Мороз.
Надевают ребята коньки.
Прохожие подняли воротники.
Фоме говорят:
— Наступила зима. —
В трусах
На прогулку выходит Фома.

Идет в зоопарке
С экскурсией он.
— Смотрите, — ему говорят, —
Это слон. —
И снова не верит Фома:
— Это ложь.
Совсем этот слон
На слона не похож.

Однажды
Приснился упрямому сон,
Как будто
Шагает по Африке он.
С небес
Африканское солнце печет,
Река, под названием Конго,
Течет.

Подходит к реке
Пионерский отряд.

Ребята Фоме
У реки говорят:
— Купаться нельзя:
Аллигаторов тьма.
— Неправда! —
Друзьям отвечает
Фома.

Трусы и рубашка
Лежат на песке.
Упрямец плывет
По опасной реке.

Близка
Аллигатора хищная пасть.
— Спасайся, несчастный,
Ты можешь пропасть!

Но слышен
Ребятам
Знакомый ответ:
— Прошу не учить,
Мне одиннадцать лет!

Уже крокодил
У Фомы за спиной.
Уже крокодил
Поперхнулся Фомой:
Из пасти у зверя
Торчит голова.

До берега
Ветер доносит слова:
— Непра…
Я не ве… —
Аллигатор вздохнул
И, сытый,
В зеленую воду нырнул.

Трусы и рубашка
Лежат на песке.
Никто не плывет
По опасной реке.

Проснулся Фома,
Ничего не поймет…
Трусы и рубашку
Со стула берет.

Фома удивлен,
Фома возмущен:
— Неправда, товарищи,
Это не сон!

Ребята,
Найдите такого Фому
И эти стихи
Прочитайте ему.

Прогулка (Е. Жданова)

Сказала бабушка раз пять,
Что надо б деда прогулять.
— Упасть боится: гололед,
Вот он один и не идет.

Нам есть о чем поговорить
По-свойски,
А деду надо, стало быть,
Газет и сигарет купить
В киоске.

Мы с дедом медленно идем,
Себя ведем мы хорошо,
Друг друга за руку ведем,
И нас запорошил снежок.

Сказал нам вслед прохожий вдруг:
— Какой в вас хороший внук!
А дед сказал: — Сережа.
И улыбнулся тоже.

Когда я дедушку веду,
То хорошо себя веду.

Когда ж мы с мамою вдвоем
На горку с песнями идем,
А через целых три часа
Она везет меня назад…
Или когда со старшим братом
Вдвоем, рискуя снегокатом,
Мы мчимся под гору, вопя,
Вы не узнали бы меня!

Как трудно что-нибудь вести
И хорошо себя вести!

Прости (Е. Жданова)

Я вся исстрадалась, измучилась прямо,
Но я не сказала: «Прости меня, мама».
Я ей нагрубила.
Она промолчала.
Уж лучше б побила меня для начала.
Потом прочитала б мне злую тираду,
А я в наказанье помыла б веранду.
Я б отревелась и мы б помирились,
А так — мы по комнатам молча закрылись.
А знаете?
Мама сама виновата.
Зачем не пустила в кафешку с ребятами?
Зачем вечно эти тупые намеки?
Зачем засадила при всех за уроки?
Скоро начнутся «Папины дочки»,
А я не могу нацарапать ни строчки.
Как тяжело нам с нашими мамами —
С такими усталыми,
С такими упрямыми.
Все. Поднимаюсь. Мириться иду.
— Мам, ты не спишь? Ну прости меня, ду…

Простите (Т. Петухова)

Новость страшную слыхали?!
У нас «Сникерсы» пропали!
Купили мы большой пакет,
А конфеток больше нет!
Опять пропали. Ай-я-яй!
Не встречали невзначай?

Тогда не будем мы тужить,
Будем чай вприглядку пить.
Без конфет пить чай невкусно,
Но не от этого так грустно.

Никто не попросил прощенья,
Завтра все без исключенья
К зубному все идем к врачу.
— Ой, не надо! Не хочу! —
Взмолилась младшая сестра:
— Я зубки чистила с утра
И даже вечером потом.
Я на «Сникерсы» тайком
Все смотрела и смотрела…
Простите!
Это я их съела.

Разговор (А. Барто)

Тот разговор, не стану врать я,
Сама я слышала в метро:
— Ну, мама, сделай мне добро —
Десятку дай, ведь люди — братья.
— А для тебя,— сказала мать,—
А для тебя и слово «братья»
Произошло от слова «брать».

Раки-бяки (К. Авдеенко)

(ОТ АВТОРА. Сказка в стихах о том, что бывает, если плохо себя вести.
И почему раки живут под водой!)

Раки-бяки
У реки
Жарят-парят шашлыки!

И танцуют,
И свистят —
Погулять они хотят!

Всё буянят
День за днём:
— В реку жить мы не пойдём!

Нам бы цапаться!
Да драться!
Рыбаков сейчас найдём!

Так что лучше,
Рыбаки,
Убегайте от реки;

А не то
Бока намнём!
Покусаем! Ущипнём!

День прошёл,
Приходит ночь;
Не уходят раки прочь!

Всё гуляют!
Всё поют!
Спать медведю не дают.

Разозлился он!
Рычит,
На пеньке сидит, ворчит:

— Надоели мне
Гуляки,
Ох, устал им говорить!

Хватит драться!
И буянить!
Всех поймать. И всех сварить!

К речке быстро
Он бегом
С ложкой, вилкой и ведром;

Всех поймал!
Всех словил!
Всех в ведёрко уложил.

Раки-бяки
Испугались —
Закричали! Верещат:

— Тесно-тесно нам
В ведёрке,
Ой, как косточки трещат!

Ой, как больно!
Отпустите!
Ой, простите нас, простите!

Не обманем!
Не соврём!
Сразу под воду уйдём!

Мишка весело
Прикрикнул:
— Ладно, ладно! Так и быть!

Я не злой!
И не голодный;
Уходите в реку жить!

Вмиг сбежали
Раки-бяки —
Удирают, кто куда!

Пятки красные
Сверкают —
Поскорее бы вода!

Ох, успели!
Добежали!
Прямо в реку забежали!

Как сегодня
Рыбаки
В пляс пустились у реки:

— Убежали
Раки-бяки!
Только видно пузырьки!

Поутихли
Забияки
За камнями, под водой;

Не дерутся!
Не буянят!
Не тревожат наш покой.

Так сидите
И молчите
Под водою, на мели;

Плохо нынче,
Раки-бяки,
Плохо вы себя вели!

Много ямок
На речушке —
Там камыш давно порос;

Там живите
И гуляйте;
К нам не суйте больше нос!

© Copyright: Кирилл Авдеенко, 2010
Художник-иллюстратор: Дарья Максимова,
г. Киев

Распорядок дня (С. Олексяк)

Я повсюду, где бываю,
Всё на свете успеваю,
Потому что у меня
Строгий распорядок дня!

Скажем, ранняя пора…
Ровно в семь часов утра
У меня кричит будильник:
Тара-ра-ра! Тара-ра!

Я будильник отключу,
Я с кровати соскочу
На разминку: раз-два, раз-два!
Хоть и спать ещё хочу!

Умывальник! Голый торс!
Полотенца нежный ворс!..
Я на завтрак ем котлету,
Пью на завтрак тёплый морс!

А ещё через часок
Вжик! — на куртке поясок,
И уже в родную школу
Энергичный марш-бросок!

За занятием занятье —
Всюду должен успевать я,
Потому что у меня
Строгий распорядок дня!

После школы на кружок!
Под ногой хрустит снежок…
Хрум-хрум-хрум! — несутся ноги
Сапожком за сапожок!

Вечер… Около пяти…
И домой пора идти…
Ох! — приятная усталость…
Ох! — счастливого пути!

Дома — стулоприседанье
За домашнее заданье,
Потому что у меня
Строгий распорядок дня!

Ну, а к десяти часам
Я ко сну готовлюсь сам:
По зубам еложу щёткой,
Гребешком по волосам!

Я ныряю в сон чудной
С мыслью праздничной одной:
День прошёл — какое счастье!
Завтра будет выходной!

Рассказ о неизвестном герое (С. Маршак)

Ищут пожарные,
Ищет милиция,
Ищут фотографы
В нашей столице,
Ищут давно,
Но не могут найти
Парня какого-то
Лет двадцати.

Многие парни
Плечисты и крепки.
Многие носят
Футболки и кепки.
Много в столице
Таких же значков.
Каждый
К труду-обороне
Готов.

Кто же,
Откуда
И что он за птица
Парень,
Которого
Ищет столица?
Что натворил он
И в чем виноват?
Вот что в народе
О нем говорят.

Ехал
Один
Гражданин
По Москве —
Белая кепка
На голове.
Ехал весной
На площадке трамвая,
Что-то под грохот колес
Напевая…

Вдруг он увидел —
Напротив
В окне
Мечется кто-то
В дыму и огне.

Много столпилось
Людей на панели.
Люди в тревоге
Под крышу смотрели:
Там из окошка
Сквозь огненный дым
Руки
Ребенок
Протягивал к ним.

Даром минуты одной
Не теряя,
Бросился парень
С площадки трамвая
Автомобилю
Наперерез
И по трубе
Водосточной
Полез.

Третий этаж,
И четвертый,
И пятый…
Вот и последний,
Пожаром объятый.
Черного дыма
Висит пелена.
Рвется наружу
Огонь из окна.

Надо еще
Подтянуться немножко.
Парень,
Слабея,
Дополз до окошка,
Встал,
Задыхаясь в дыму,
На карниз,
Девочку взял
И спускается вниз.

Вот ухватился
Рукой
За колонну.
Вот по карнизу
Шагнул он к балкону…
Еле стоит,
На карнизе нога,
А до балкона —
Четыре шага.

Видели люди,
Смотревшие снизу,
Как осторожно
Он шел по карнизу.
Вот он прошел
Половину
Пути.
Надо еще половину
Пройти.

Шаг. Остановка.
Другой. Остановка.
Вот до балкона
Добрался он ловко.
Через железный
Барьер перелез,
Двери открыл —
И в квартире исчез…

С дымом мешается
Облако пыли,
Мчатся пожарные
Автомобили,
Щелкают звонко,
Тревожно свистят.
Медные каски
Рядами блестят.

Миг — и рассыпались
Медные каски.
Лестницы выросли
Быстро, как в сказке.

Люди в брезенте —
Один за другим —
Лезут
По лестницам
В пламя и дым…

Пламя
Сменяется
Чадом угарным.
Гонит насос
Водяную струю.
Женщина,
Плача,
Подходит
К пожарным:
— Девочку,
Дочку
Спасите
Мою!

— Нет, —
Отвечают
Пожарные
Дружно, —
Девочка в здании
Не обнаружена.
Все этажи
Мы сейчас обошли,
Но никого
До сих пор
Не нашли.

Вдруг из ворот
Обгоревшего дома
Вышел
Один
Гражданин
Незнакомый.
Рыжий от ржавчины,
Весь в синяках,
Девочку
Крепко
Держал он в руках.

Дочка заплакала,
Мать обнимая.
Парень вскочил
На площадку трамвая,
Тенью мелькнул
За вагонным стеклом,
Кепкой махнул
И пропал за углом.

Ищут пожарные,
Ищет милиция,
Ищут фотографы
В нашей столице,
Ищут давно,
Но не могут найти
Парня какого-то
Лет двадцати.

Среднего роста,
Плечистый и крепкий,
Ходит он в белой
Футболке и кепке,
Знак «ГТО»
На груди у него.
Больше не знают
О нем ничего.

Многие парни
Плечисты и крепки,
Многие носят
Футболки и кепки.
Много в столице
Таких же
Значков.
К славному подвигу
Каждый
Готов!

Растеряшка (М. Карем)

Пропал щенок мой в воскресенье,
Напёрсток — в среду… Невезенье!
В четверг я не нашла альбома,
А в пятницу — ключей от дома.
И маму пробирает дрожь:
— Чего ты завтра не найдёшь?..

И впрямь, давно пропасть бы мог
Цветастый новенький платок —
Так просто выпасть из кармашка!
Ведь я такая растеряшка,
Я нос бы потеряла — точно!
Да он сидит на месте прочно!

Растеряшка (Е. Раннева)

Ах, какая я бедняжка!
Я девчонка – растеряшка,
Растеряшка, растерёха,
Ох, как жить мне стало плохо.

Упражненье написала,
Но тетрадь моя пропала.
Утром песню распевала –
В ней слова все потеряла.

В дневнике ищу пятёрку,
Чтобы маме похвалиться,
Но её цветная стёрка
Съела вместе с единицей.
Нитки для шитья искала –
Утащил их серый кот.
Чашка мамина упала –
Вместе с ней исчез компот.

Мне Бюро находок срочно
Надо в доме открывать,
Но боюсь я, между прочим,
И Бюро то потерять.

Растяпа (Е. Стеквашова)

Сломал игрушку, плачь-не плачь —
Не будет прыгать рваный мяч,
Машина, даже ради слез,
Не едет, если нет колес.
Так вот к чему веду я речь:
Ты просто мог бы их сберечь.

Рукавички я забыла (А. Барто)

На бульваре — снежный бой.
Здесь и я, само собой!

Ой, что было!
Ой, что было!
Столько было хохота!

Рукавички я забыла.
Вот что было плохо-то!

Попросила я у Лели
Запасные варежки,
Говорит: — Смеетесь, что ли,
Надо мной, товарищи?
Берегу их три недели,
Чтоб другие их надели?!

Вдруг девчонка, лет восьми,
Говорит: — Возьми, возьми.—
И снимает варежку
С вышивкой по краешку.
— Буду левой бить пока!—
Мне кричит издалека.

Снежный бой! Снежный бой!
Здесь и я, само собой!
Все в атаку! Напролом!
Из снежков метелица…

Хорошо, когда теплом
Кто-нибудь поделится.

Святая ложь (А. Барто)

Прихожу вчера
Домой,
Папа —
Как глухонемой.
Ну, а мама
Скажет слово,
И у нас
Молчанье снова.

Если папа с мамой
В ссоре,
Я на свете
Не живу,

Спрячусь где-то
В коридоре
И реву.

Но вчера
Я слезы стерла.
— Папа, папа,
Посмотри!
Что-то мне
Попало в горло
И в груди
Болит внутри!

Тут они
Вскочили оба:
— Ты больна?
— А нет озноба?
Мама шепчет:
— «Неотложку»…—
Папа просит:
— Дай мне ложку
Посмотреть ее гортань.
Не волнуйся,
Перестань…
Разберемся мы
И сами,
Успокойся! —
Шепчет маме.

Помирились…
Как я рада!
Ставить градусник
Не надо.

Сделай сам (Т. Агибалова)

Мне на праздник Дед Мороз
Книжку новую принес.
Я читаю по слогам:
«Сделай сам».
Клеил я и вырезал,
Все по полу разбросал.
Вечереет, надо спать,
Кто же будет убирать?
Я за книжку, ну а там:
«Сделай сам».
Утром мне совсем не лень
Застелить свою постель,
Маме с бабушкой помочь,
Я и пол помыть не прочь,
Все расставил по местам.
Сделал сам!

Скажи (Ш. Силверстайн)

Скажи, что я красива,
Скажи, что я умна,
Скажи, что справедлива,
И обаятельна.
Скажи, что я практична,
И в творчестве сильна,
Что аристократична,
Тактична и скромна.
Попробуй соври!

Сказка о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий (В. Маяковский)

Жили были
                 Сима с Петей.
Сима с Петей
                         были дети.
Пете 5,
               а Симе 7 —
и 12 вместе всем.

Петин папа
                 был преважным:
в доме жил пятиэтажном
и, как важный господин,
в целом доме
                           жил один.
Очень толстый,
очень лысый,
злее самой злющей крысы.
В лавке сластью торговал,
даром сласти не давал.
Сам себе под вечер в дом
сто пакетов нес с трудом,
а за папой,
                 друг за другом,
сто корзин несет прислуга.
Ест он,
               с Петею деля,
мармелад и кренделя.
Съест
             и ручкой маме машет:
— Положи еще, мамаша! —
Петя
          взял
                 варенье в вазе,
прямо в вазу мордой лазит.
Грязен он, по-моему,
как ведро с помоями.
Ест он целый день,
                                  и глядь —
Пете некогда гулять.
С час поковыряв в носу,
спит в двенадцатом часу.
Дрянь и Петя
                          и родители:
общий вид их отвратителен.
Ясно
           даже и ежу —
этот Петя
                 был буржуй.

Сима
            тоже
                      жил с отцом,
залихватским кузнецом.
Папа — сильный,
                                на заводе
с молотками дружбу водит.
Он в любую из минут
подымает пальцем пуд.
Папа явится под вечер,
поздоровавшись для встречи,
скажет маме:
                 — Ну-ка,
                                  щи
нам с товарищем тащи! —
Кашу съев
                 да щи с краюшкой,
пьют чаи цветастой кружкой.
У рабочих денег нету.
Симе
в редкость есть конфету.
Но зато
               она и слаще,
чем для Пети
                        целый ящик.
Чай попив,
                 во весь опор
Сима с папой
                         мчат во двор.
Симин папа
                      всех умнее,
всё на свете он умеет.
Колесо нашел
                          и рад,
сделал Симе самокат.
Сима тоже деловит:
у него серьезный вид.
Хоть ручонки и тонки,
трудится вперегонки.
Из мешка,
                 на радость всем,
Сима сам смастачил шлем.
Красную надев звезду,
Сима всех сумел бы вздуть!
Да не хочет —
                           не дерется!
Друг ребячьего народца.
Сима чистый,
                          чище мыла.
Мылся сам,
                      и мама мыла.

Вид у Симы крепыша,
пышет, радостью дыша.
Ровно в восемь
                              Сима спит.
Спит, как надо —
                                 не сопит.
Птицы с песней пролетали,
пели:
         «Сима — пролетарий!»

Петя,
          выйдя на балкончик,
жадно лопал сладкий пончик:
словно дождик по трубе,
льет варенье по губе.
Четверней лохматых ног
шел мохнатенький щенок.
Сел.
         Глаза на Петю вскинул:
— Дай мне, Петя, половину!
При моем щенячьем росте
не угрызть мне толстой кости.
Я сильнее прочих блюд
эти пончики люблю.
Да никак не купишь их:
заработков никаких. —
Но у Пети
                 грозный вид.
Отвернуться норовит.
Не упросишь этой злюни.
Щен сидит,
                   глотает слюни.
Невтерпеж,
                 поднялся —
                                  скок,
впился в пончиковый бок.
Петя,
          посинев от злости,
отшвырнул щенка за хвостик.
Нос
         и четверо колен
об земь в кровь расквасил щен.
Омочив слезами садик,
сел щенок на битый задик.
Изо всех щенячьих сил
нищий щен заголосил:
— Ну, и жизнь —
                              не пей, не жуй!
Обижает нас буржуй.
Выйди, зверь и птичка!
Накажи обидчика! —
Вдруг,
             откуда ни возьмись,
сто ворон слетают вниз.
Весь оскаленный, шакал
из-за леса пришагал.
За шакалом
                       волочится
разужасная волчица.
А за ней,
                 на три версты
распустив свои хвосты,
два огромных крокодила.
Как их мама уродила?!
Ощетинивши затылки,
выставляя зубы-вилки
и подняв хвостища-плети,
подступают звери к Пете.
— Ах, жадаба!
                Ах ты, злюка!
Уязви тебя гадюка!
Ах ты, злюка!
                Ах, жадаба!
Чтоб тебя сожрала жаба!
Мы
       тебя
сию минутку,
как поджаренную утку,
так съедим
                 или иначе.
Угнетатель ты зверячий! —
И шакал,
                 как только мог,
хвать пузана
                        за пупок!
Тут
         на Петю
                          понемногу
крокодил нацелил ногу
и брыкнул,
                 как футболист.
— Уходи!
                 Катись!
                                 Вались! —
Плохо Пете.
                        Пете больно.
Петя мчит,
                 как мяч футбольный.
Долетел,
                 от шишек страшный,
аж
     до Сухаревой башни.
Для принятья строгих мер —
к Пете милиционер.
Говорит он грозно Пете:
— Ты ж не на велосипеде!
Что ты скачешь, дрянный мальчик?
Ты ведь мальчик,
                                  а не мячик.
Беспорядки!
                Сущий яд —
дети этих буржуят!
Образина милая,
как твоя фамилия? —
Петя стал белей, чем гусь:
— Петр Буржуйчиков зовусь.
— Где живешь,
                            мальчишка гадкий?
— На Собачьевой
                                 площадке. —
Собеседник Петю взял,
вчетверо перевязал,
затянул покрепче узел,
поплевал ему на пузо.
Грозно
               вынул
страшный страж
свой чернильный карандаш,
вывел адрес без помарки.
Две
         на зад
                 наклеил марки,
а на нос
— не зря ж торчать! —
сургучовую печать.
Сунул Петю
                за щеку
почтовому ящику.
Щелка узкая в железе,
Петя толст —
                пищит, да лезет.
— Уважаемый папаша,
получайте
                чадо ваше!

Сказка сказкой,
                            а щенок
ковылял четверкой ног.
Ковылял щенок,
                             а мимо
проходил известный Сима,
получивший
                 от отца
что-то вроде леденца.
Щений голод видит Сима,
и ему
          невыносимо.
Крикнул,
выпятивши грудь:
— Кто посмел щенка отдуть?
Объявляю
                к общей гласности:
все щенята
                 в безопасности!
Я защитник слабого
и четверолапого. —
Взял конфету из-за щек.
— На, товарищ!
                            ешь, щенок! —
Проглотил щенок
                                и стал
кланяться концом хвоста.
Сел на ляжечки
                            и вот
Симе лапу подает.
— Спасибо
                от всей щенячьей души!
Люби бедняков,
                              богатых круши!
Узнается из конфет,
добрый мальчик
                               или нет.
Животные домашние —
тебе
         друзья всегдашние. —
Замолчал щенок,
                                 и тут
появляется верблюд.
Зад широкий,
                        морда уже,
весь из шерсти из верблюжьей.
— Я
        рабочий честный скот,
вот штаны,
                  и куртка вот!
Чтобы их тебе принесть,
сам
        на брюхе
                          выстриг шерсть.
А потом пришел рабочий,
взял с собою
                       шерсти клочья.
Чтобы шерсть была тонка,
день работал у станка. —
За верблюдиной баранчик
преподносит барабанчик
собственного пузыря.
— Барабаньте, чуть заря! —
А ближайший красный мак,
цветший, как советский флаг,
не подавши даже голоса,
сам
      на Симу прикололся.
У зверей
                восторг на морде:
— Это
            Симе
                       красный орден! —
Смех всеобщий пять минут.
В это время,
                       тут как тут,
шла четверка
                        из ребят,
развеселых октябрят.
Ходят час,
                не могут стать.
— Где нам пятого достать?
Как бы нам помножиться? —
Обернули рожицы.
Тут фигура Симина.
— Вот кто нужен именно! —
Храбрый,
                 добрый,
                                  сильный,
                                                   смелый!
Видно — красный,
                                  а не белый.

И без всяких разногласий
обратился к Симе Вася:
— Заживем пятеркой братской,
звездочкою октябрятской? —
Вася,
              Вера,
                           Оля,
                                      Ваня
с Симой ходят, барабаня.
Щеник,
             радостью пылая,
впереди несется, лая.
Перед ними
                      автобусы
рассыпаются, как бусы.
Вся милиция
как есть
отдает отряду честь.

Сказка сказкою,
                              а Петя
едет, как письмо, в пакете.
Ехал долго он и еле
был доставлен в две недели.
Почтальон промеж бумажками
сунул в сумку вверх тормашками.
Проработав три часа,
начал путать адреса.
Сдал, разиня из разинь,
не домой, а в магазин.
Петя,
          скисши от поста,
распечатался и встал.
Петя
         плоский, как рубли.
Он уже не шар,
                           а блин.
Воскресенье —
                              в лавке пусто.
Петя
вмиг приходит в чувство
и, взглянув на продовольствие,
расплывается от удовольствия.
Рот раскрыл,
                         слюна на нем.
— Ну, — сказал, —
                 с чего начнем?
Запустил в конфеты горсти
и отправил в рот для скорости.
Ел он, ел
                и еле-еле
все прикончил карамели.
Петя, переевши сласть,
начал в пастъ закуски класть
и сожрал по сей причине
все колбасы и ветчины.
Худобы в помине нет,
весь налился,
                          как ранет.
Все консервы Петя ловкий
скушал вместе с упаковкой.
Все глотает, не жуя:
аппетит у буржуя!
Без усилий
                и без боли
съел четыре пуда соли.
Так наелся,
                что не мог
устоять на паре ног.
Петя думает:
                         «Ну, что же!
Дальше
                 буду
                           кушать лежа».
Нет еды,
                 но он не сыт,
слопал гири и весы.
Видано ли это в мире,
чтоб ребенок
                         лопал гири?!

Петя —
                 жадности образчик;
гири хрустнули,
                            как хрящик.
Пузу отдыха не дав,
вгрызся он в железный шкаф.
Шкаф сжевал
                        и новый ищет…
Вздулся вербною свинищей.
С аппетитом сладу нет.
Взял
           губой
                 велосипед —
съел колеса,
                 ест педали…
Тут их только и видали!
Но не сладил Петя бедный
с шиною велосипедной
С грустью
                объявляю вам:
Петя
            лопнул пополам.
Дом
        в минуту
                с места срыв,
загремел ужасный взрыв.
Люди прыгают, дрожа.
«Это, — думают, — пожар!»
От вели?ка до мала?
все звонят в колокола.
Вся в сигналах каланча,
все насосы волочат.
Подымая тучи пыли,
носятся автомобили.
Кони десяти мастей.
Сбор пожарных всех частей.
Впереди
на видном месте
вскачь несется
сам брандмейстер.

Сказка сказкою,
                             а Сима
ходит городом
                            и мимо.
Вместе с Симою в ряд
весь отряд октябрят.
Все живут в отряде дружно,
каждый делает что нужно, —
как товарищ,
                         если туго,
каждый
                выручит друг друга.
Радуется публика —
детская республика.
Воскресенье.
                         Сима рад,
за город ведет отряд.
В небе флаг полощется,
дети вышли в рощицу.
Дети сели на лужок,
надо завтракать ужо.
Сима, к выдумкам востер,
в пять минут разжег костер.
Только уголь заалел,
стал картошку печь в золе.
Почернел картошкин бок.
Сима вынул,
                        крикнул:
                                 — Спёк! —
Но печален голос Оли:
— Есть картошка,
                                нету соли. —
Плохо детям,
                          хоть кричи,
приуныли, как грачи.
Вдруг
            раздался страшный гром.
Дети
         стихли впятером.
Луг и роща в панике.
Тут
      к ногам компанийки
в двух мешках упала соль —
ешь, компания,
                             изволь!
Вслед за солью
                              с неба
                                           градом
монпасье
                 с доставкой на дом.
Льет и сыплет,
                к общей радости,
булки всякие
                        и сладости.
Смех средь маленького люда:
— Вот так чудо!
                              чудо-юдо!
Нет,
           не чудо это, дети,
а — из лопнувшего Пети.
Все, что лопал Петя толстый,
рассыпается на версты.
Липнем льет
и валит валом —
так беднягу разорвало.
Масса хлеба,
                сласти масса —
и сосиски,
                и колбасы!
Сели дети,
                и отряд
съел с восторгом всё подряд.
Пир горою и щенку:
                                 съест
и вновь набьет щеку —
кожицею от колбаски.
Кончен пир —
                         конец и сказке.

Сказка сказкою,
а вы вот
сделайте из сказки вывод.
Полюбите, дети, труд —
как написано тут.
Защищайте
                всех, кто слаб,
от буржуевых лап.
Вот и вырастете —
                                 истыми
силачами-коммунистами.

Сколько раз вам говорила… (Е. Стеквашова)

Сколько раз вам говорила:
— Не решайте споры силой
И не прыгайте в кроватке,
Весь матрас уже в заплатках.
Кто в горшке стирал платочек?
Вакса вовсе не для щечек.
Вам для супа дали ложки —
Не вылавливай картошку.
Дайте маме отдохнуть,
Помолчите хоть чуть-чуть.

Словечки-калечки (Ю. Тувим)

Грустный, сонный, невесёлый
Ежи наш пришел из школы,
Сел к столу, разок зевнул
И над книжками заснул.

Тут явились три словечка:
«Апельсин», «Сосна», «Колечко».

Подошли они все трое
И сказали: «Что такое?
Что ты, Ежи, сделал с нами?
Мы пожалуемся маме!»

«Я, — воскликнул «Апельсин», —
Никакой не «Опельсын»!» —
«Я, — расплакалось «Колечко», —
Никакая не «Калечка»!»

«Я, — разгневалась «Сосна», —
Я до слез возмущена!
Можно только лишь со сна
Написать, что я «Сасна»!»

«Мы, слова, оскорблены
Тем, что так искажены!
Ежи! Ежи! Брось лениться!
Так учиться не годится!

Невозможно без внимания
Получить образование!
Будет поздно! Так и знай!
Станет неучем лентяй!

Если ты еще хоть раз
Искалечишь, мальчик, нас —
Мы с тобой поступим круто.
Нашей честью дорожа,
Имя Ежи в полминуты
Переделаем в Ежа!

Будешь ты ежом колючим!
Вот как мы тебя проучим!»

Ежи вздрогнул, ужаснулся,
Потянулся и проснулся.
Подавил зевоту,
Взялся за работу.

Совесть (А. Барто)

Я кошку выставил за дверь,
Сказал, что не впущу.
Весь день ищу ее теперь,
Везде ее ищу.
Из-за нее
Вторую ночь
Все повторяется
Точь-в-точь,
Во сне, как наяву:
Я прогоняю кошку прочь,
Я прогоняю кошку прочь,
Потом опять зову.

Сонечка (А. Барто)

Тронь ее нечаянно —
Сразу: — Караул!
Ольга Николаевна,
Он меня толкнул!

— Ой, я укололась! —
Слышен Сонин голос.—
Мне попало что-то в глаз,
Я пожалуюсь на вас!

Дома снова жалобы:
— Голова болит…
Я бы полежала бы —
Мама не велит.

Сговорились мальчики:
— Мы откроем счет,
Сосчитаем жалобы —
Сколько будет в год?

Испугалась Сонечка
И сидит тихонечко.

Сорняки (В. Шебзухов)

Не первый день любимый внук
С утра и до обеда
(В любом труде нет лишних рук)
На огороде с дедом.

Был наблюдательным малец.
Увидев вновь сорняк:-
«Ответь мне, деда, наконец,
Я не пойму никак.

Ведь сорняки не станешь ты
Сажать, но всё растут.
А коли не приложишь труд,
Не зацветут плоды?!»

Был свой, чтоб истину открыть,
У деда интерес:
«Всему благому в людях быть —
Не свалится с небес.

Ведь стоит многого труда,
Быть ценному в тебе.
Ненужное произрастёт всегда
У каждого в судьбе».

Сорока (А. Монвиж-Монтвид)

Хлебосольная сорока
Созвала к себе гостей,
Подоспели гости к сроку
И собрались у дверей.
Ожидает угощенье
Всех на праздничном столе:
Фрукты, сладости, печенье
И креманки с крем-брюле.
Пообедать каждый хочет,
Блюдо выбрав наперёд,
А сорока всё стрекочет,
И за стол их не зовёт,
Развлекает разговором,
Помолчать — минутки нет,
Вечер уж наступит скоро,
Но не начался обед.
Стрекотала, стрекотала,
Надоев себе самой…
Гости, наконец, устали
И отправились домой.
А сорока обижалась,
У неё ответа нет:
Почему же не остались
Гости на её обед?

Сорока и телефон (Е. Глызь)

Сороке как-то звери
Купили телефон,
С тех пор идет по лесу
Ужасный перезвон:
C утра до ночи слышится
Сороки трескотня:
— Алло! Меня вы слышите?!
Услышьте же меня!
Лиса стащила рыбу
У горе-рыбака,
Медведь свалился с дерева,
Помял себе бока.
Крадется волк по лесу,
Добычу стережет,
И кто же, интересно,
К волчищу попадет?
— Уйди, сорока глупая,
Охоте не мешай,
Не то, тебя я слопаю,
И на себя пеняй!
— Алло! — трещит сорока, —
Волк хочет съесть меня!
Летит с утра до ночи
Сороки болтовня.
И нет в лесу покоя,
Шум, гам со всех сторон,
Неужто в том виновен
Несчастный телефон?
Виной всему сороки
Пустая болтовня:
— Алло! Меня вы слышите?!
Услышьте же меня!
Запомните ребята:
Нельзя болтливым быть!
Кто станет с болтунишкой
И сплетником дружить?

Сосед и его совет (В. Догадкин)

У соседа под окном
Я в снежки играл с дружком.

Я кидал довольно ловко,
Как и мой приятель Вовка.

Не удался вдруг бросок:
Угодил в окно комок.

В этот раз мне повезло —
Задрожало лишь стекло.

Поругал сосед немного,
Но нет так, чтоб очень строго.

И сказал в конце: — Друзья!
Под окном играть нельзя!

Мы в ответ кивнули только,
И не слушали нисколько.

Но когда настало лето,
Пожалеть пришлось об этом.

Стали с другом под окном
Мы теперь играть мячом.

В это раз не повезло…
Я разбил-таки стекло!

Ну, родители, бесспорно,
Заплатили за окно,
Запретив на месяц ровно
Мне компьютер и кино.

Да, затея вышла боком,
Прав сосед в своих словах:
Не играйте в мяч у окон
И забудьте о снежках!

Спасибо! (Е. Осминкина)

В троллейбус, где тесно,
Нет лишнего места,
Зашла вдруг девчонка
С косичкою тонкой.

Мой друг отвернулся
К окну поскорее.
Троллейбус качнулся,
Поехал быстрее,

А девочка, вижу,
Едва удержалась.
Я к сверстнице — ближе,
Почувствовав жалость:

— Садись!
Улыбнулась.
— Спасибо, – сказала.
И в день этот хмурый
Вдруг радостно стало.

Спички (В. Тунников)

Машут Зайчикам Лисички:
— Не берите, Зайки, спички.
Спички деткам не игра,
Может быть от них беда.

В спичках пламя, сильный жар.
Может быть от них пожар.
Спички деткам брать нельзя –
Это нужно знать, друзья.

Ссора (Н. Хилтон)

На площадке Юля с Толей,
Как всегда, о чём-то спорят.
В ход пустили кулаки.
Просят Гену: — Помоги!
Но услышали в ответ:
— В глупой драке правых нет!

Стихи про барабашку (Е. Раннева)

Знаем мы с сестрой Наташкой,
Что за стенкой, в кладовой,
Поселился Барабашка,
Друг наш новый озорный.
Это он унёс у папы
Под кровать часы и шляпу
И куда-то мой носок
Из квартиры уволок.

А сегодня Барабашка
Лампу папину сломал.
Он исчез, а нам с Наташкой
Папа в цирк билет не взял.

Но под вечер Барабашка
Вновь вернулся и шалил:
Джем фруктовый и фисташки
Из буфета он стащил.

Отпилил у стула ножку,
На кровать компот разлил,
В синий цвет покрасил кошку,
А потом графин разбил…

Как исчезнет Барабашка,
Нам опять влетит с Наташкой.

Стыд и позор! (С. Маршак)

Стыд и позор Пустякову Василию:
Он нацарапал на парте фамилию,
Чтобы ребята во веки веков
Знали, что в классе сидел Пустяков!

Съел я за день все конфеты… (Е. Раннева)

Съел я за день все конфеты,
Но влетит мне не за это:
Перед тем, как их достать,
Я успел сервиз сломать.

Сыну (Е. Стеквашова)

Чтобы жить хорошо,
Все ты делай с душой.
Без души нет тепла,
Даже жизнь не мила.

Чтобы весело жить
Надо с шуткой дружить.
С шуткой легкой, не злой
Смейся сам над собой.

А свободным чтоб быть
Надо волю любить,
Полной грудью дышать
И другим не мешать.

В бой не рвись,
Но в обиду себя не давай,
В споре правды держись,
Честь свою защищай,

В дружбе верность храни,
И люби до конца,
Даже в лучшие дни
Помни мать и отца.

У зебры я спросил (Ш. Силверстайн)

У зебры я спросил однажды:
«Какого цвета полосы твои:
Они белы или черны?»
Но зебра посмотрела важно
И задала вопрос: «А ты?»

«Всегда ли добрый ты
Или порой — не очень?
Всегда ли хохотун
Иль иногда ревешь?
Всегда опрятен ты
Или бываешь всклочен?
Всегда ли ты хорош?
Всегда ли ты?…»

И так твердила зебра раз сто сорок.
Зачем я только задал ей вопрос?

Убить дракона (В. Шебзухов)

Усталая с работы, пришла под вечер мать
И видит, что у сына не прибрана кровать,
Что стынет чай в стакане, что пол не подметен,
Что лежа на диване, читает книжку он.
В. Лифшиц. «Разговор»

Как прежде, мама сына
(Лишь кажется, что дел
По дому нет), спросила:
«Сыночек, ты поел?»

«Не до еды мне, мама», —
Вдруг отвечает он. —
Ты сказку не читала,
Где был крутой дракон?

На свете всё имеет,
Кто выиграл с ним бой.
А в жизни что заменит
Дракона в сказке той?»

В ответ, подумав, мама:
«Лень — страшный в жизни зверь!»
«Лень?!» — удивился малый.
«Она, сынок, поверь!

И всё ты вдруг имеешь…
И будет всё твоё!
И сам в себя поверишь,
Коль победишь её.

(Тут подходящий случай,
Его же языком):
Но лень намного круче,
Чем сказочный Дракон!»

Укротитель (А. Барто)

Сам себя ругал Максим:
«Ты, Максим, невыносим!
Ты грубишь родителям!»
— Решено! — сказал Максим.
Стану укротителем!

Хватит своеволия!
Если даже и на льва
Могут действовать слова,
На меня — тем более!

Он работал не со львами,
Он пантер не просвещал —
Нет, суровыми словами
Сам себя он укрощал:

— У сестры фонарь под глазом?
Кто виновен — тот наказан!
Что поделать? Решено:
Не пойдешь, Максим, в кино!

Укротитель беспощаден:
«Начеку все время будь!»
Придерется то к тетрадям,
То еще к чему-нибудь.

Скажет будто невзначай:
— Своеволие кончай!—
И прибавит он печально:—
Телевизор не включай,
Без футбола выпьешь чай.

— Как парнишка поумнел! —
Люди ахали,
А Максим спокойно ел
Клюкву в сахаре.

Сам себе за укрощенье
Выдавал он угощенье.

Урок (Г. Сапгир)

Там, где гуляют
Дикие звери,
В чаще дремучей,
В тёмной пещере,
Старый Разбойник
Учил сорванца:
— Слушай, о сын мой,
Слово отца!
Если ты волком
Вырастешь сдуру,
Охотник придёт
И сдерёт с тебя шкуру.
Если же станешь
Овцою, тупица,
Свяжут из шерсти твоей
Рукавицы.
А если ты станешь
Трусливой собакой,
Палкою будет
Лупить тебя всякий.
— Кем же мне быть?
Объясни, наконец! —
Просит разбойника
Сын-сорванец.
Тот наградил
Подзатыльником сына:
— Будь человеком!
Понял, дубина?

Урок вежливости (С. Маршак)

Медведя лет пяти-шести
Учили, как себя вести:

— В гостях, медведь,
Нельзя реветь,
Нельзя грубить и чваниться.
Знакомым надо кланяться,
Снимать пред ними шляпу,
Не наступать на лапу,
И не ловить зубами блох,
И не ходить на четырех.

Не надо чавкать и зевать,
А кто зевает всласть,
Тот должен лапой прикрывать
Разинутую пасть.

Послушен будь, и вежлив будь,
И уступай прохожим путь,
А старых уважай

И бабушку-медведицу
В туман и гололедицу
До дома провожай!

Так Мишку лет пяти-шести
Учили, как себя вести…
Хоть с виду стал он вежливым,
Остался он медвежливым.

Он кланялся соседям —
Лисицам и медведям,
Знакомым место уступал,
Снимал пред ними шляпу,
А незнакомым наступал
Всей пяткою на лапу.

Совал куда не надо нос,
Топтал траву и мял овес.

Наваливался брюхом
На публику в метро
И старикам, старухам
Грозил сломать ребро.

Медведя лет пяти-шести
Учили, как себя вести.

Но, видно, воспитатели
Напрасно время тратили!

Так зачем же обещать? (А. Мецгер)

Дядя Таню обманул,
Как же взрослому не стыдно?
Посадил ее на стул
Очень важно и солидно.

Говорит ей: «А сейчас
Вот из этого окошка
Птичка вылетит у нас,
Только посиди немножко».

Тане очень любопытно,
Хочет птичку посмотреть.
Ну, а птички все не видно,
Не спешит она лететь.

Дядя этот очень жадный,
Птичку ей не показал.
Тане горько и досадно –
Так зачем же обещал?

Хочу (Л. Огурцова)

Я обиделся на маму,
Я сегодня не шучу.
И с утра твержу упрямо:
Я хочу, хочу, хочу!
Не вмещается хотенье
Ни в одно стихотворенье!

Хрупкая посуда (Н. Зинцова)

У Ильи спросила мама:
— Кто разбил на кухне блюдо?
— Я не знаю… Просто в доме
Очень хрупкая посуда…

Хрю-хрю (Н. Шемякина)

Если фантик от конфеты
Бросил ты куда попало,
Следом смятый ком газеты
И обложку от журнала,

А потом без сожаления
Лампу выбил фонарю,
То возьми и с выражением
Прокричи: «Хрю-хрю! Хрю-хрю!»

Чебурашка и замарашка (А. Васенков)

Шел к веселым человечкам Чебурашка.
Видит он, идет из школы замарашка.
Посмотрели друг на друга, рассмеялись.
Подойти ж один к другому побоялись.

«Ой! — воскликнул удивленно замарашка, —
Неужели настоящий Чебурашка?
Разреши, я по головке раз поглажу?
Да не бойся, постараюсь не замажу!»

Отвечает замарашке Чебурашка:
«Нет, пожалуйста, не надо, замарашка!
Вдруг замажешь, будут звать все замарашкой.
Лучше я для всех останусь Чебурашкой.»

Черепашья история (Э. Добжинецкая)

— Покатай меня, большая черепаха!
— Я бы рада, добрый друг!
В детстве я не знала страха
И постиг меня недуг.

Беззаботно шла по пляжу,
Наслаждаясь красотой,
И не знала, что так важно
Бросить взгляд перед собой.

Я вползла в кольцо пластмассы,
Что валялась на песке,
И старалась я напрасно
Скинуть недруга в рывке.

Годы шли, и я росла,
И никто помочь не смог,
Прочно врезалась пластмасса,
В панцирь, словно поясок.

Жаль, пластмасса не растёт,
Не гниёт, не распадается,
Жизнь прожить мне с ней грядёт,
Я умру, она останется.

Милый друг, поведай людям,
Чтобы родичи мои
Избежать подобных судеб
И катать детей могли!

Что можно взять от дурака… (Е. Стеквашова)

Что можно взять от дурака,
Чья сила только в кулаках,
Ты сразу дурака не бей —
Ведь жалко ж — он тебя глупей.

Что опасно, то небезопасно (С. Олексяк)

Мамы, папы, предайте же гласности —
Не бросайте вы тень на плетень —
Что бывает ремень безопасности,
А бывает опасный ремень!

Первый чаще всего помагает
Не размазаться в век скоростей,
А второй очень часто пугает,
Очень часто пугает детей.
Грозно брякнув серебряной пряжкой,
Он, порой, изовьётся змеёй
И рыдать вынуждает бедняжку
И покорно мириться с семьёй!

Но при этой существенной разности,
Мы в одном согласиться должны:
Он такой же ремень безопасности —
Без него бы спадали штаны!

Что стряслось? (Л. Яковлев)

Что стряслось на белом свете,
Что за топот, что за крик?
Это Пете,
Это Пете
Не купили грузовик.

Что такое год? (С. Маршак)

Лодырей нынче не много
Водится
В школах у нас.
Юная армия
В ногу
Шагает из класса в класс.

Но, к сожаленью,
Сегодня
Возле одной из школ
Встретился мне второгодник.
С ним разговор я завел.

— Слушай,
Скажи мне вкратце:
Что же тебе за расчет
Каждый год оставаться
В классе на будущий год?

В три и четыре года
Люди закончат у нас
План пятилетний завода,
Ты же — в два года
Класс!

Села колхозные наши, —
Только сойдут
Снега, —
Сколько земли перепашут,
Сколько засеют га!

Сколько шахтеры
В забое
Вырубят за год пластов!
Сколько убьют
Китобои
В море громадных китов!
Сколько ткачихи полотен
Выткут на фабриках в год!
Сколько с конвейера сотен
Тысяч
Моторов сойдет!

Новые рельсы
Лягут,
Новые тысячи шпал.
Дюжину книжек за год
Выпустит толстый журнал.

За год появится новый
Многоэтажный дом,
Станет теленок
Коровой,
А жеребенок —
Конем.

Годы идут без возврата,
Мчатся вперед —
Не назад.
Может ли
Шестидесятый
Длиться два года подряд?

Нет, если год этот прожит, —
Новый на смену идет.
Значит, и школьник не может
На год
Откладывать год!

Ты же
Одно и то же
В школе проходишь опять.
С теми,
Кто на год моложе,
Должен зады повторять.

Знаешь ты сам:
Оставаться
В классе на будущий год —
Значит, навек расставаться
С классом, идущим вперед!..

Был ты вчера на футболе,
Славное дело — футбол,
Если футбольное поле
Не отбивает от школ.

Можешь болеть
За «Динамо»
Иль за «Торпедо»
Болей,
Но поболей за программу
Школы советской своей!

Если, не сделав работы,
Завтра получишь кол, —
Значит,
В свои же ворота
С треском
Забьешь ты гол!

Нынче картина «Чапаев»
Будет в кино, говорят.
Только Чапаев
Лентяев,
Верно, не брал в свой отряд.

Перед картиной
Нельзя ли
Сделать на завтра урок?
Те, что картину снимали,
Тоже работали в срок.

Вовремя
Убрано поле,
Справился с планом завод.
Нет второгодников в школе.
Помни —
по классу в год!

Что такое хорошо и что такое плохо? (В. Маяковский)

Крошка сын

          к отцу пришел,
и спросила кроха:
— Что такое
           хорошо
и что такое
           плохо?-
У меня
      секретов нет, —
слушайте, детишки, —
папы этого
          ответ
помещаю
       в книжке.
— Если ветер
            крыши рвет,
если
    град загрохал,-
каждый знает —
             
это вот
для прогулок
            плохо.
Дождь покапал
             и
прошел.
Солнце
      в целом свете.
Это —
     очень хорошо
и большим
         и детям.

Если
    сын
       чернее ночи,
грязь лежит
           на рожице,-
ясно,
     это
        плохо очень
для ребячьей кожицы.

Если
    мальчик
           любит мыло
и зубной порошок,
этот мальчик
            очень милый,
поступает хорошо.

Если бьет
        дрянной драчун
слабого мальчишку,
я такого
       не хочу
даже
    вставить в книжку.

Этот вот кричит:
              
— Не трожь
тех,
    кто меньше ростом! —
Этот мальчик
            так хорош,
загляденье просто!
Если ты
       порвал подряд
книжицу
       и мячик,
октябрята говорят:
плоховатый мальчик.

Если мальчик
            любит труд,
тычет
     в книжку
            
пальчик,
про такого
          пишут тут:
он
  хороший мальчик.

От вороны
         карапуз
убежал, заохав.
Мальчик этот
            просто трус.
Это
    очень плохо.

Этот,
     хоть и сам с вершок,
спорит
      с грозной птицей.
Храбрый мальчик,
               
хорошо,
в жизни
       пригодится.
Этот
    в грязь полез
                
и рад.
что грязна рубаха.
Про такого
          говорят:
он плохой,
          неряха.
Этот
    чистит валенки,
моет
    сам
        галоши.
Он
   хотя и маленький,
но вполне хороший.

Помни
     это
        каждый сын.
Знай
    любой ребенок:
вырастет
        из сына
              
cвин,
если сын —
          свиненок,
Мальчик
       радостный пошел,
и решила кроха:
«Буду
     делать хорошо,
и не буду —
           плохо».

Что у Кати на кровати? (Г. Лебедева)

Что у Кати на кровати?!
Кукла,
прыгалки,
халатик,
Книжка,
чашка,
бутерброд!
Кто все это уберет?
Тот,
Кто раньше всех встает,
Кто
стирает,
моет,
шьет,
Кто на фабрику потом,
Мчится
Чуть ли не бегом,
Кто под вечер
С полной сумкой
Еле-еле входит в дом.
Ну, конечно!
Это мама
Никогда не устаёт.
Ну, конечно,
Это мама
Всё за Катей
Уберёт.

ЧуковщИна (Е. Жданова)

Раз пришла с работы мама
И с порога в лужу прямо.
Тряпка в угол брошена,
Не пропылесошено…
Перекошены картины,
Пух летает от перины,
Из комода тянут руки
К маме и кофточки и брюки,
Умоляют их погладить,
Приласкать и припарадить.
А на кухонним столе
Хрен купается в желе,
Мух веселый хоровод
Дружно топчет бутерброд.
На полу в кефирной луже
Тапок мокр и ненужен.
Зло рычит водопровод:
— Тыр-р-пыр-р-, тыр-р-пыррр!
Маму к мойке он зовет:
Тыр-пырр, тырр-пырр,
На нее как зверь оттуда
Сально зыркает посуда.
И, забита кляпом сала,
Мойка хрипло простонала:
-Я тебе не Мойдодыр,
Быстро смой горелый жир!
Села мама на кровать
Отдохнуть.
Ей в семь вставать.

Шла вчера я по Садовой (А. Барто)

Шла вчера я по Садовой,
Так была удивлена —
Паренек белоголовый
Закричал мне из окна:

— С добрым утром!
С добрым утром!

Я спросила: — Это мне? —
Улыбнулся он в окне,
Закричал еще кому-то:

— С добрым утром!
С добрым утром!

Малышам и взрослым людям
Паренек махал рукой,
С ним теперь знакомы будем:
Это Вовка — есть такой!

Шуточка про Шурочку (А. Барто)

Листопад, листопад,
Все звено примчалось в сад,
Прибежала Шурочка.

Листья (слышите?) шуршат:
Шурочка, Шурочка…

Ливень листьев кружевной
Шелестит о ней одной:
Шурочка, Шурочка…

Три листочка подмела,
Подошла к учителю:
— Хорошо идут дела!
(Я тружусь, учтите, мол,
Похвалите Шурочку,
Шурочку, Шурочку…)
Как работает звено,
Это Шуре все равно,
Только бы отметили,
В классе ли, в газете ли,
Шурочку, Шурочку…

Листопад, листопад,
Утопает в листьях сад,
Листья грустно шелестят:
Шурочка, Шурочка…

Этикет (Е. Осминкина)

Я в трамвае еду с мамой,
Головой верчу упрямо:
Справа — стройка и заборы,
Слева — стены нашей школы.
«Посмотри, — кричу я громко, —
За окном — соседский Ромка!»
Мама смотрит очень строго:
« Не шуми ты, ради Бога.
Пальцем тыкать тоже стыдно».
Мне становится обидно:
Палец просто так едва ли
Указательным назвали.
Но услышал я в ответ:
«Существует этикет».
Это что такое, братцы?
Помогите разобраться!

Это сделал барабашка! (В. Догадкин)

В квартире как-то раз одной
(Ни капли вам не будет страшно),
Вдруг поселился домовой
Точнее, барабашка.

Этот самый барабашка
Оказался не простой:
Видеть мог его не каждый —
Видел только наш герой.

Мальчишка по имени Паша —
Истории этой герой:
Он с мамою жил и Дашей,
Младшей своею сестрой.
Тихо шла в квартире жизнь,
Пока Пашка был с «ним» врозь,
Но когда они сошлись…
Тут такое началось!

Он разбил на кухне чашку!
Мать с сестрой его журят.
— Это сделал барабашка! —
Уверяет Дашин брат.

Он разлил в кладовке краску,
Вымазав при этом нос:
— Чья проделка? Барабашки! —
Он в ответ на их вопрос.

Взял отрезал у рубашки
Рукава зачем-то Павка.
Говорит, что барабашка
Себе делал безрукавку.

Целый день мобильник Дашки
Где-то в доме прятал он,
Повторяя: — Барабашке,
Видно, нужен телефон.

А вернул его обратно
Он с запискою для Дашки:
— Не вини, Дашуля, брата
Это сделал барабашка!

Задевал куда-то шашки,
Но признался: — Под кровать —
Там хранит их барабашка,
Чтобы ночью в них играть.

Все часы, что были в доме,
Перевёл на час вперёд.
— Это сделал мой знакомый! —
Не краснея, им он врёт.

Нёс однажды чай для Дашки
И упал, облив их кошку.
Обвинил он барабашку —
Дескать, тот подставил ножку.

А сестра едва не плачет,
Ладно б это невзначай,
Хорошо хоть не горячий
Был разлитый братом чай.

Жил у них, помимо кошки,
Доберман по кличке Билл,
Толстоват он был немножко,
Так как сладкое любил.

Как-то торт любимый Дашки
Псу скормил он без остатка,
Объяснил он: — Барабашка
Обожает всё, что сладко!

Умывалась утром Даша —
Потушил он в ванной свет:
— Это ты шалишь там, Паша?
— Вот ещё! Конечно, нет!

А затем закрыл там Дашку,
И опять всё та же фраза:
— Это сделал барабашка,
Он не может без проказы!

Сколько б это продолжалось,
Не знаю — месяц, пару лет.
Была ещё одна лишь шалость,
Потом его пропал и след.

Вот как дело было вкратце:
Собрался брат идти во двор,
И пошёл он одеваться,
Ну, понятно, в коридор.

Громкий крик раздался вскоре,
Крик рассерженного Пашки:
— Кто же сделал мне такое?!
Что за глупые замашки!

Сунул ногу он в кроссовок:
В нём холодная вода!
За всю жизнь ещё такого
Не встречал он никогда.

После этого из зала,
Улыбаясь, вышла Дашка,
И, смеясь, ему сказала:
— Это сделал барабашка!

Эх, если бы!.. (А. Барто)

Важных дел невпроворот
У ребят в поселке:
Кто — в поход, кто — в огород,
И девчонки (женский род)
Трудятся как пчелки.

Важных дел невпроворот,
А вот Сашке не везет:
Он сидит в сторонке,
Прикреплен к сестренке.

Тут рабочая пора,
Тут удары топора,
А ему менять пора
Танькины пеленки.

Тут удары топора,
Он с сестрой сидит с утра.
На скамье, под вязом,
Как веревкой связан.

«Эх, уехать бы
На БАМ!
Без сестер,
Без пап и мам…»

Я всё выполняю (Е. Раннева)

Мне надо стараться
Самой одеваться,
Пораньше вставать
И кровать заправлять.
Мне надо учиться
Не плакать, не злиться,
Не топать ногами,
Посуду мыть маме.
Я всё выполняю,
Как бравый солдат,
Ведь скоро родится
Мой маленький брат.

Я думал, взрослые не врут (А. Барто)

Я думал, взрослые не врут,
А дедушка Сережа
Сказал, что очень любит труд…
Но что-то не похоже.

Просил я: — Сделай мне совок,
Зеленый или синий! —
Я знаю, он бы сделать мог!
А он в ответ: — Зачем, сынок?
Мы купим в магазине,
За них недорого берут.

А сам сказал, что любит труд…

Я не понравился ему (А. Барто)

Вдруг человек насторожился:
Рубашка яркая и джинсы?
Я не понравился ему.
Но, говорят, считалось прежде:
Людей встречают по одежде,
А провожают по уму.
Тогда скажите — почему
Он вмиг решил насчет ума,
Что у меня его нема?!
И почему из-за одежды
Он зачисляет нас в невежды?
— Вы пустозвоны, пустомели! —
Он объяснил мне свысока.
Какие мы на самом деле,
Ему неведомо пока.

Ябеда (Е. Раннева)

Мама папе рассказала,
Что я часики сломала,
На обоях начертила
И квадратик, и кружок,
Другу Лёше подарила
На прогулке свой флажок,
Что я топала, кричала,
Что она со мной устала…
И сказала я тогда:
— Наша мама
ЯБЕДА!

Ябеда (Е. Стеквашова)

Отчего же мне не плакать,
Отчего же мне не злиться?
За вихор меня таскает
Младшая моя сестрица.

Я не ябеда, но все же
Нечего махать руками.
Если папа не поможет,
Буду жаловаться маме.

Яблочко (Е. Стеквашова)

Яблочко румяное
Есть одна не стану я:
Половинку яблочка
Дам любимой мамочке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь