Стихи детские о предметах

Башмачки (Н. Венгров)

Жили-были башмачки
на шершавом войлоке,
а под ними каблучки,
каблучки-набойки.

Чуть проснутся, тотчас в путь
перепрыжкой меленькой.
Не упросишь отдохнуть
Под кроватью беленькой.

Ой, глядите, не к добру!
Так всегда случается:
расшалиться поутру —
к вечеру раскаяться.

Поскользнулись каблучки
в саду на дорожке…
Спотыкнулись каблучки,
а за ними башмачки,
а за ними — ноженьки…

И попадали зараз
с ноженьками рученьки…

Плакал мальчик целый час
Слёз-то, слёз текло из глаз!
Прямо дождь из тучки.

Беззубая расчёска (Г. Дядина)

Явилась расческа
К зубному врачу,
Сказала:
«Я жубы вштавные
Хочу!
Я штала бежжуба,
Я штала штара!
Шмотрите-ка,
Доктор,
Какая дыра!
Шовсем у меня
Ишковеркалась
Речь —
А жубы-то всё-таки
Надо беречь!»

Вода (Г. Дядина)

Текла вода из крана,
Текла, текла, текла,
И были постоянно
У ней дела, дела.

Она посуду мыла,
Стирала с порошком,
Кипела и варила
Бегом, бегом, бегом.

Весь день она бежала,
Трудилась дотемна,
Хозяйке помогала
Она, она, она.

Волшебная палка (М. Садовский)

Я в лес
поутру
За грибами
Пойду
И палку себе
На опушке
Найду.

Поможет она
На полянке грибной,
Послужит она
У костра
Кочергой.

Воткну её в землю,
И длинная тень
Расскажет
мне
Скоро ли
кончится день.

И если
Пешком
Я устану шагать,
На лошади — палке
Смогу доскакать.

А спрячется солнце,
И вечер придёт —
Усталая палка
В прихожей
Заснёт.

Гвоздь (Г. Дядина)

Гвоздь из забора торчал,
Сад от воров охранял.
Был он солдатом бравым,
Правда, немного ржавым,
Ржавым совсем немножко —
От головы до ножки.
Бравым он был солдатом,
Правда, слегка горбатым,
Наискосок прибитым,
Но уж зато сердитым!
Воры гвоздя боялись,
Вишней не объедались,
Яблок не воровали,
Сливу не обрывали.
Бравым он был солдатом.
Верите мне, ребята?
Тот, кто не верит, сам
Спросит пускай у пса,
Сторожевого, грязного,
Веревкой к гвоздю привязанного.

Где очки? (Ю. Тувим)

— Что стряслось у тёти Вали?
— У неё очки пропали!

Ищет бедная старушка
За подушкой, под подушкой,

С головою залезала
Под матрац, под одеяло,

Заглянула в ведра, в крынки,
В боты, в валенки, ботинки,

Все вверх дном перевернула,
Посидела, отдохнула,

Повздыхала, поворчала
И пошла искать сначала.

Снова шарит под подушкой,
Снова ищет за кадушкой.

Засветила в кухне свечку,
Со свечой полезла в печку,

Обыскала кладовую —
Всё напрасно! Всё впустую!

Нет очков у тети Вали —
Очевидно, их украли!

На сундук старушка села.
Рядом зеркало висело.

И старушка увидала,
Что не там очки искала,

Что они на самом деле
У неё на лбу сидели.

Так чудесное стекло
Тёте Вале помогло.

Глиняный кот (Э. Островская)

Был он вылеплен из глины,
Принесён на именины.
И такая маята
Всем от этого Кота!

Был он хмурый,
Толстолобый,
Всех теснил своей особой,
Где гремели,
Словно гром,
Семь монеток серебром,
Да полтинник,
Редкий гость,
Да копеек медных
Горсть,
Да с десяток пятаков…
Жаден Кот,
А бестолков:
Вместо мозга
И души
У него одни гроши.
Богатея раз от разу,
Был набит он
До отказу.
Но… ещё одну монетку
Проглотил он,
Как котлетку.
Что-то хрустнуло на полке,
Вниз посыпались осколки,
И попадали ребром
Семь монеток серебром,
Да полтинник —
Редкий гость,
Да копеек медных
Горсть…
Раскатились пятаки
Под шкафы
И сундуки…

Сгинул Кот — любитель денег.
А осколки вымел веник.

Гребешок (Г. Дядина)

Мне купили гребешок
В магазине алый.
Я уже один разок
Куклу причесала.

А потом еще слегка –
Во дворе Сережу.
И бездомного щенка
Причесала тоже.

Папе шапку, шарф. Ему
Все равно не жаль их!
И немножко бахрому
Бабушкиной шали.

Кукле волосы опять
И траву на грядке.
Ведь нельзя же оставлять
Грядки в беспорядке!

В магазине гребешок
Мне купили алый…

Что же ты себя, дружок,
Им не причесала?

Двенадцать мыльных пузырей (Г. Дядина)

Двенадцать мыльных пузырей,
Двенадцать радужных друзей,
Двенадцать круглых толстяков,
Двенадцать милых добряков,
Летят по воздуху гурьбой
Вполне довольные собой.

Но вдруг один чихнул: «Апчхи!!!» —
И разлетелся на клочки.
«Эй, первый! Будь здоров, старик!» —
Сказал второй и лопнул вмиг.
За ним и третий звонко: «Бах!»
Четвертый: «Чпок!» И пятый: «Ах!»
Шестой, седьмой, восьмой: «О-оп!»
Девятый: «Бац!» Десятый: «Хлоп!»
Вздохнул одиннадцатый: «Ох!
Какой у нас переполох!»
И вот последний мыльный пупс,
Пожав плечами, лопнул: «Упс!»

Записная книжка (М. Садовский)

Книжка,
Книжка записная,
Наша память запасная.

Что увидит,
Что узнает,
Навсегда запоминает.

По тайге
Шагает смело.
Даже к звёздам
Полетела.

Зеркало (Г. Дядина)

Заболело зеркало,
Помутнело,
Померкло,
И от головокруженья
Перепутало отраженья.

Мама встает с кровати,
Мама с утра в халате,
Мама с утра в бигуди
В зеркало глядит:
Батюшки! Мама одета,
Словно мадам с портрета!

Папа обут, одет,
Папа идет на банкет,
Выбрит и весь сияет,
Галстук себе поправляет,
Смотрится в зеркало: ах!
Папа в одних трусах!

К маме зашла соседка
Просто за табуреткой,
В зеркало смотрит: ох!
Боже, какой подвох!
Вовсе ее там нет,
В зеркале наш сосед.

К Петьке учитель пришел
Петьку ругать за кол,
Пальцем ему грозил,
Топал и голосил,
Морщился и кричал,
Кулаком по столу стучал.
А в зеркале, наоборот,
Руку он Петьке жмет:
«Умница! Так держать!» —
Словно у Петьки пять.

Прибыл на вызов к нам
Мастер по зеркалам.
В зеркало глянул он:
Вылитый почтальон!

Зонтики (Г. Дядина)

Грязью облитый
Зонтик сердитый,
Серый, как лужа,
Спицей наружу,
Шагает по улице,
Морщится и хмурится.

Как зебра, полосатый
Зонтик пузатый,
Круглый, словно глобус,
Еле влез в автобус.

Шустрый, как мячик,
По лужицам скачет
Клетчатый, веселенький
Зонтик-школьник.
У него в каждой клетке —
Отличные отметки.

Зонтик зеленый,
Задумчивый, влюбленный,
Один у калитки,
Промок до нитки.
Стоит переминается,
Кого-то дожидается.

Ах, какой хорошенький
Зонтик в горошинку!
Засмотрелся на витрину
Обувного магазина.

Желтый с синим
Зонтик-разиня,
Куда же ты спешишь?
Под машину угодишь!

История с портретом (Г. Дядина)

Висел в галерее старинный портрет.
Портрет не обедал сто семьдесят лет.
Сто семьдесят лет провисел без котлет.
Забыл про паштет, винегрет и омлет.
Но люди не брали, конечно же, в толк,
Что бедный портрет-то голодный, как волк.
Банан, апельсин, мандарин, кожура –
Любому гостинцу кричал бы ура!
А он ведь, представьте, потомственный лорд!

Но вот в галерею попал натюрморт…

Висит он на этой же самой стене
И с виду портрету подходит вполне.
Вот фрукты на нем и тарелка котлет,
Паштет, винегрет и чудесный омлет!
А вот, извините, омлета уж нет,
И без вести тут же пропал винегрет,
И махом за ним растворился паштет,
И вмиг опустела тарелка котлет.
Лишь крошки да корки –
И весь натюрморт.
Зато на портрете поправился лорд!
Наелся еще на сто семьдесят лет
И шлет живописцу омлета привет.

Коса (Г. Дядина)

Свистит коса жестокая:
«Секу, секу осоку я,
Высокую,
Высокую,
Кусаю прямо в бок её,
Секу её до соку я», —
Свистит коса жестокая.

Кофта (Г. Дядина)

Шерстяная кофта
Села,
Посидела
И пошла.
Пусть идет!
Ее надела б
Я,
Но мне она
Мала.

Кривое зеркало (Г. Дядина)

Говорят, оно кривое,
Отражает невпопад
И рога над головою
Приставляет всем подряд.

Руки путает и ноги,
Даже мимику лица –
Те, кто в жизни очень строги,
В нем хохочут без конца!

Не умеет, словно эхо,
Все копировать оно.
Есть в нем странная помеха,
Отклонение одно.

Прицепляет к отраженьям
Хобот, крылья, хвост подчас –
Ведь оно с воображеньем
И такими видит нас!

Так что вы уж за позерство,
За ребячье баловство,
За чудное фантазерство
Не сердитесь на него.

А за ним не заржавеет
Добрый, дружеский ответ.
Приукрасит, как умеет,
В благодарность ваш портрет.

Новый облик интересный
Набросает без лекал –
Так что станет сразу пресной
Прямота других зеркал.

Лесные бусы (М. Садовский)

Хочу
лесные бусы
я маме подарить,
они не продаются,
их надо смастерить.

Я вдену паутинку
В сосновую иглу,
Иголкой землянику
Душистую проткну,
Потом
Найду чернику,
Но в рот не положу,
Поближе к землянике
Чернику
Усажу.
Потом
Орех прохладный
На тропке подниму,
А следом
Желудь жёлтый
Подвинется к нему,
Потом
Найду рябину
И всё начну опять:
Багряный,
чёрный,
жёлтый
Низать,
низать,
низать.
Я сделаю застёжку
Из мягкой бересты,
Такие бусы
маме
В лесу
найдёшь и ты.

Мамина подушка (Г. Дядина)

Если ночью вдруг не спится
Так, что смялась вся постель,
Стоит к маме мне прибиться –
И проходит канитель.

Хоть всю ночь стреляй из пушки –
Не услышу я сквозь сон!
Видно, в маминой подушке
Не обычный синтепон,

А волшебная набивка
Заполняет ей нутро –
Для чудесных снов наживка –
Колыбельное перо!

Или сказкой ушко греет
В ней снотворная трава,
Чтобы крепче и скорее
Засыпала голова.

Морозейка (В. Косовицкий)

В холодильнике на полке
Возле йогурта лазейка,
Там живет веселый гномик
Непоседа – Морозейка!

Чтоб не взял совсем случайно
В темноте не ту тарелку,
Он мне лампочку включает,
Только открываю дверку.

Проверяет неустанно:
Все ль содержится в порядке,
Овощи и те так свежи,
Будто бы сорвали с грядки.

Он племянник Дед Мороза
И у холода на страже,
Я ему кефир доверю
И мороженое даже…

Мыльные пузыри (Г. Дядина)

Флакончик мыльных пузырей –
Больших чудес кувшин!
В нем пена радужных морей
И добрый мыльный джинн.

Подуй и выпусти его
На волю из кольца,
Чтоб, совершая волшебство,
Он радовал сердца.

Пускай летит, пускай парит
Кудесник, чаровник,
И от души благодарит
Тебя за этот миг!

Орудия труда (С. Олексяк)

Кто там мямлит и зевает —
Рот от скуки разевает?
Кто сидит угрюмей буки?
От кого сбежали звуки?
Прочь гоните тишину!
Топайте! Кричите! Ну!!

Мы идём на лесопилку,
В кухню, в кузницу, в парилку!
А затем во двор, в тоннель,
И в рыбацкую артель!
Будем в поле и на даче! —
Да и как же быть иначе,
Ведь повсюду — там и тут
Чудо-звуки издают!

Виснут стуки: «Токи-ток!»
На ушах, как грозди —
Работяга-МОЛОТОК
Забивает гвозди.
«Токи-ток! Токи-ток!»
Не подскажешь ли, дружок —
Мог бы кто-нибудь другой
Так работать головой?

А ТОПОР-долгонос
Высоко себя занёс:
Колет, колет он дрова
И бурчит под нос слова:
«Хряпк!
Да-а!
Хряпк!
Оф-ф! —
Больше дела — больше дров!»
Знай себе, не ленится —
Выложил поленницу.
«Хряпк!
Уф-ф!
Хряпк!
Да-а! —
Берегитесь, холода!»

Ну, работа! Ну, дела! —
Неуёмная ПИЛА,
Гордо выгнув спину,
Пилит древесину:
«Фрыхи-фра! Фрыхи-фра!» —
У подруги топора
Зубы-растопырки
Без единой дырки!

Что за скрип?!
Что за ор?!
Тащит гвоздь
ГВОЗДОДЁР.
«Креги-кряк!
Хо-хо-хо!
Знать, остряк
ты плохой.
Проржавел ты
и туп.
Здесь ввернём
мы шуруп!»
Причитает гвоздок,
Упирается,
Но от шляпки до ног
Выдирается.

А РУБАНОК налегке
Пробежался по доске.
«Стр-р-руг!» — струится стружка-змейка…
И поверхность, как линейка!
Гладенько и скоренько —
Без сучка, задоринки!

Будто несколько ветров
Разом налетело,
Или сотня комаров
В микрофон запела! —
Это песню завела
ЦИРКУЛЯРНАЯ ПИЛА.
«Взы-ы-ынь!» — бесхитростный мотив
Предлагает мастер,
Враз дощечку распилив
На четыре части!
Острейший зуб, тончайший ум
И ловкие движения —
Всё это, не смотря на шум
И головокружение!

Камнезубое ТОЧИЛО
Всё точило и точило:
«Вжики-вжик! Вжики-вжик!» —
Всех заточит-ублажит!
Ловко подточило ножик.
Под руку попался ёжик —
Обработало иголки,
И иголки стали колки.
Заострило две косы,
Рыжий носик у лисы,
У козы рога пыталось,
Но коза сопротивлялась.
Лук зелёный в огороде,
Месяц-серп на небосводе…

В результате, между прочим,
Комар носа не подточит!

Загребущая рука,
Пальцы точно сабли!
«Ох, работка нелегка! —
Причитают ГРАБЛИ, —
Шур-шур!» — шелестят листки…
Ни один листочек
Между пальцами руки
Тайно не проскочит.
Потому-то там и тут
Грабли пальцы берегут.
Нелегко тому бывает,
Кто на грабли наступает.

«Тяп-тяп-тяп!» — взрыхлила срочно
ТЯПКА высохшую почву.
Как остра её рука!
Как замашка широка!
Не щадит старушка ТЯПКА
Ни жучка, ни сорняка!
Всё оттяпает-окучит,
И работа не наскучит.

«Ши-ка-са! Ши-ка-са! —
Как старается КОСА —
Остроглавая девица!
За косой трава ложится.
«Ши-ка-са! Ши-ка-са!»
Точит голову роса…
Знать, не зря молва идёт,
Что кума не пропадёт.
Где не справится руками —
Остроумием возьмёт!
Но и с ловкими руками
Не нашла б коса на камень.

Говорят, живёт богато
Острорукая ЛОПАТА.
Где она не копнёт —
Всё к рукам приберёт.
«Копх-вжих! Копх-вжих!» —
Налегает за троих!
Покопалась в огороде,
Разгрузила на заводе,
Археологам с задором
Раскопала древний город,
Следопытам рыла клады —
Не осталась без награды!
«Копх-вжих! Копх-вжих!» —
Богатеет за троих!

С длинным клювом, но не птица.
Делать дырки мастерица.
С дятлом схожая вполне —
Внутрь вонзается извне.
Только вместо:«Туки-туки!»
Издаёт иные звуки.
«Зум-м-м!» — заливистую трель
Завела ЭЛЕКТРОДРЕЛЬ.
«Зум-м-м!» — вращает клюв она…
И соседям не до сна…

«У меня нога стальная
Я опасен и силён
Всё без устали пинаю —
Камень, лёд, асфальт, бетон!
Ту-ду-ду-ду, ту-ду-ду-ду!
Ту-ду-ду-ду-ду-ду-ду!
Все алмазы раздобуду!
Все сокровища найду!
Сворочу любые горы,
Стены все расколочу,
Все дороги и заборы —
Если только захочу!» —
Хвастался, но вдруг замолк
Кум ОТБОЙНЫЙ МОЛОТОК…
Это, чтоб не задавался,
Отключили куму ток.

Тонкий хвост,
Огромный хобот,
Две ноги из двух колёс —
По квартире важно ходит
Громогласный ПЫЛЕСОС.
Аккуратен от рожденья!
Сердце — «пламенный мотор»!
Вопреки предубежденью
Из избы выносит сор!
Пребывая ежедневно
С беспорядками в борьбе,
При такой работе нервной
Не выносит сор в избе.
«У-у-у!» — трубит он, будто слон…
У-у, какой сердечный стон!

«Поздней ночью
В полнолунье
Я — прислуга у колдуньи,
И, пока не рассвело,
Я — ракета-помело!..
Но, чуть свет… Заря взошла…
Я — обычная МЕТЛА.
Вшихи-вшихи! — все газоны,
Все дорожки подмела.
Ой, простите, это тайна…
Проболталась Я случайно…
Так не долго до беды…
Замету-ка Я следы…
Вших!..»

«Пщики-пщик!» — стегает хлёстко
БАННЫЙ ВЕНИК — весь в пару!
Он вчера ещё берёзкой
Одиноко рос в бору.
А сегодня в русской бане
На него привычный спрос —
У кого в поджилках тянет,
У кого заложен нос!
Только пар густой нависнет,
Только двери затворят…
«Пщики-пщик!» — визитки-листья
Лепит он на всё подряд!

«Щ-щ-щух! — широкий взмах за спину,
И сверкнувшую блесну
Запустил носастый СПИННИНГ
Как ракету на Луну!
Полетела, засвистела
И в далёком-далеке,
Стаи волн пронзая смело,
Тихо плюхнулась в реке.
«Сцис-с-с!» — катушка закрутилась,
И знакомая блесна
В полминуты воротилась,
Как обычно, не одна!
Раз за разом: «Щ-щ-щух!» и «Щ-щ-щух!»
Десять взмахов — десять щук!

Про трубу (Г. Дядина)

Трубочист корил судьбу,
Потирая ухо:
«Чистил-чистил я трубу,
А она в ответ: «Бу-бу!» —
Протрубила глухо».

И трубач надул губу,
Разозлился даже:
«Дул я дул в свою трубу,
А оттуда ни бу-бу,
Лишь зола да сажа!»

Сковорода (Г. Дядина)

Сковорода всю ночь скучала,
Сковорода всю ночь молчала,
Всю ночь скучала
И молчала —
И чуть без дел не одичала.
Потом она весь день скворчала,
Весь день шипела
И ворчала,
Пыхтела,
Крышкою стучала —
И чуть от дел не одичала.
Потом она опять сначала
Скучала ночью,
Днем скворчала…

И вдруг
Однажды
Зарычала
И в лес яичницу умчала.

Спичка (Г. Дядина)

На небе сердито нахмурилась тучка:
Зачем это спичку в руке я несу?!
Ведь это совсем не из шуточных штучка,
А очень опасная штучка в лесу!
Достаточно спичке чирикнуть, как птички,
И час без присмотра в лесу погостить —
Не хватит у тучки в запасе водички,
Чтоб спичкины штучки дождем погасить.
Но я успокоила хмурую тучку,
Ведь это не грустный, а вкусный стишок.
Несу я на спичке хорошую штучку,
Отличную штучку несу —
Петушок!

Сталь и хрусталь (Г. Дядина)

Она крепка,
Она ведь —
СТАЛЬ!
И очень хрупок
Он,
ХРУСТАЛЬ.
Но сталь
Ведь все-таки —
ОНА,
И ей
Защита
Так нужна!
И потому
Готов за сталь
Разбиться вдребезги
Хрусталь.

Старый аквариум (Г. Дядина)

Аквариум старый
Пустует без рыб.
И след от удара,
Как давний ушиб.

А раньше тут сомик
Вертелся на дне
И был водоемик,
Уютный вполне.

Мальки, как пираты
Шныряли гурьбой,
Бурлил аэратор,
Как шумный прибой.

Ах, как же несчастен
Калека внутри…
Пожалуйста, мастер,
Его посмотри!

Стол (Ю. Тувим)

Выросло дерево в нашем Полесье,
Статное, рослое — до поднебесья.

Хлопцам пришлось поработать немало,
Прежде чем дерево наземь упало.

Добрые кони в пене и мыле
На лесопилку его притащили.

Пилы его распилили на доски,
Зубья погнули о ствол его жёсткий.

Доски и планки были шершавы.
Взял их в работу столяр из Варшавы.

Опытный мастер Адам Вишневский
Ладит рубанки, пилы, стамески.

Долго строгал он, клеил, буравил,
Прежде чем славный стол этот справил.

Вот сколько нужно трудного дела,
Чтоб за столом ваша милость сидела!

Стул (Г. Дядина)

Я сел на стул. А стул устал
Стоять и окосел.
Тогда я сам на ноги встал,
А стул на мне присел.

Ногами начал он болтать,
Раскачивать меня, —
Нет, не сумел я стулом стать,
Не выдержал и дня.

Три подушки (Г. Дядина)

Три подружки,
Три подушки,
Три лентяйки,
Три толстушки,
Три зеваки,
Три тихони,
Три бездельницы,
Три сони,
Три обжоры-лежебоки,
Широко надули щеки.
Тут одна из них сказала:
«Ах, как сильно я устала!»
«Так приляг же, дорогая!» —
Ей ответила другая.
А потом сама зевнула:
«Я бы тоже прикорнула».
Третья только что проснулась,
Третья сладко потянулась
И, открыв глаза, сказала:
«Ах, как сильно я устала!»

Утюг-пароход (Г. Дядина)

Смотрите,
По папиным брюкам плывет
Вперед
Белоснежный утюг-пароход!

А мама с биноклем стоит у руля:
«Виднеется прямо по курсу земля!»

Объездила мама немало морей:
Футболок,
Рубашек,
Штанов,
Простыней…

И айсберги-складки для мамы —
Пустяк,
Она в этом деле бывалый моряк.

Её не страшит никакая волна!
Наверно, морская волчица она!

Хрустальные люстры (Г. Дядина)

Хрустальные люстры
В квартирах висели,

В квартирах висели
И громко звенели,

И громко звенели,
И гневно дрожали,

И гневно дрожали,
И все дребезжали,

И все дребезжали,
И яростно злились,

И яростно злились,
И чуть не разбились,

И чуть не распались
На две половинки,
На части,
Кусочки,
Крупицы,
Пылинки.

Хрустальные люстры
В квартирах висели,

В квартирах висели
И громко звенели,

И гневно дрожали,
Не переставая.

У-ж-ж-жасные
Их
Раздраж-ж-жали
ТРАМВАИ!

Чучело (Н. Венгров)

Палка с перекладиной,
на концах по венику.
Глупое, нескладное,
Скрипит помаленьку…

Эх ты, чуче-чучело,
чёрной краской крашено,
шапку нахлобучило, —
а совсем не страшно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь