В последнее время актрисе Анджелине Джоли все время приходится находиться в эпицентре скандалов. Совсем недавно это был развод с Брэдом Питтом, а затем дележ имущества и детей. После этого звезда оказалась в неприятной ситуации из-за матери своей приемной дочери Захары, которая изъявила желание забрать девочку. К счастью, тогда этот конфликт был улажен, но теперь Анджелина снова вынуждена решать проблемы, связанные с приемными детьми. И, похоже, скандал разгорается ужасный.


 На этот раз объявился биологический отец Мэддокса – камбоджийского мальчика, которого Джоли усыновила совсем маленьким. Тогда она состояла в браке с Билли Бобом Торнтоном, и актер растил его, как собственного ребенка. Но теперь появился Маун Сарат, который утверждает, что Мэддокс – его сын.

 

 Мужчина уверяет, что не собирался отказываться от ребенка и оставил его в приюте временно. Но когда захотел забрать малыша, выяснилось, что его усыновила Джоли. Причем, Маун настаивает на том, что актриса подделала документы для того, чтобы вывезти мальчика из страны! Отец Мэддокса говорит, что с финансовыми возможностями актрисы и ее влиятельностью, сделать это было совсем несложно.

 

 В качестве доказательств мужчина приводит не только документы о своем родстве с приемным сыном Анджелины, но и рассказывает о некой Лорин Галинде, которая помогла актрисе в оформлении документов на вывоз Мэддокса. Как выяснилось позднее, женщина оказалась мошенницей, поскольку содействовала американским родителям в усыновлении детей, которые не являлись сиротами официально. Лорин вину свою признала и получила 18 месяцев тюрьмы.


 Сказать, что Анджелина Джоли в шоке – значит, ничего не сказать. В свое оправдание звезда говорит лишь то, что никогда не стала бы отнимать сына у родной матери, если бы таковая была. «Я на стороне закона, - уверяет актриса, - поэтому подумала бы, прежде, чем усыновлять ребенка нелегально».

 


 

К слову, Сарат и Джоли как-то раз встретились, когда звезда приехала в Камбоджу. Неизвестно, что там произошло, но Маун сказал, что был бы очень рад никогда больше не видеть «эту женщину».